grandov.ru страница 1
скачать файл
На правах рукописи

ДАМИРЧИЕВ Эмин Исахан оглы
СОТРУДНИЧЕСТВО ГОСУДАРСТВ-ЧЛЕНОВ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА В СФЕРЕ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
Специальность 12.00.10 – Международное право. Европейское право

Специальность 12.00.09 – Уголовный процесс, криминалистика;

оперативно-розыскная деятельность

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата юридических наук
Москва – 2011

Диссертационная работа выполнена на кафедре уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Московского государственного института международных отношений (Университет) Министерства иностранных дел России




Научный руководитель:

доктор юридических наук,

Волеводз Александр Григорьевич

Научный консультант:

доктор юридических наук, профессор

Бирюков Михаил Михайлович

Официальные оппоненты:

доктор юридических наук

Брусницын Леонид Владимирович
кандидат юридических наук

Быкова Елена Викторовна

Ведущая организация:




Казанский (Приволжский) федеральный университет

Защита состоится «20» декабря 2011 года в 16 часов 30 минут на заседании диссертационного совета Д 209.002.05 при Московском государственном институте международных отношений (Университет) Министерства иностранных дел России по адресу: 119454, г. Москва, проспект Вернадского 76, международно-правовой факультет, аудитория 423.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного института международных отношений (Университет) Министерства иностранных дел России по адресу: 119454, г. Москва, проспект Вернадского 76.
Автореферат разослан «17» ноября 2011 г.

Учёный секретарь

Диссертационного совета Д 209.002.05

доктор юридических наук, профессор Павлов Е. Я.



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Международная преступность в начале третьего тысячелетия является одним из основных факторов, препятствующих нормальному общественному развитию в самых разных частях света. В связи с этим развитие сотрудничества между разными странами в области уголовного судопроизводства является не только желательным, но необходимым и неизбежным. В этом смысле представляет особый интерес то, каким образом эта задача решается в рамках Европейского союза, который «представляет собой наиболее амбициозную с точки зрения целей и эффективную с точки зрения достигнутых результатов интеграционную организацию, полноценных аналогов которой пока не создано в других регионах земного шара»1.

Между тем, преступность как в рамках Европейского союза, так и во всём мире давно вышла за национальные границы, причём этот процесс приобрёл особенно большие масштабы в последние десятилетия, когда глобализация сделала земной шар единым и взаимосвязанным в экономико-финансовом, правовом и других отношениях.

Преступность, будучи исторически и социально изменчивым уголовно-правовым явлением, становится всё более опасной, организованной, технологичной. Криминальные группировки используют современные международные коммуникационные и транспортные возможности, а также отсутствие должного межгосударственного сотрудничества, чтобы совершать преступления в одной стране и скрываться на территории другой, тем самым избегая правосудия. Эта ситуация осложняется ростом числа правонарушений межюрисдикционного характера и тем, что в состав ЕС входят государства с различными традициями правового регулирования и борьбы с преступностью.

Страны Европейского союза, которые вносят значимый вклад в строительство глобализированного мира, одновременно несут огромные риски, связанные с размыванием национального суверенитета и развитием криминальной инфраструктуры как в собственных границах, так и в странах «третьего мира». Сосредоточив весьма значительные материальные блага, Европейский союз стал своеобразной «мишенью» для творцов всемирной криминальной экономики, которая «направлена на удовлетворение запретных желаний и поставку запрещенной продукции в ответ на безграничный спрос со стороны богатых обществ и индивидов»2.

Исходной точкой и основным направлением европейской интеграции, безусловно, является стремление к экономическому единению Европы. Вместе с тем государства-члены ЕС на пороге XXI века также оказались перед лицом ряда проблем глобального характера, одной из которых является рост международной преступности, посягающей как на интересы ЕС в целом, так и отдельных государств-участников. Хорошая инфраструктура и открытые границы между государствами-членами ЕС способствуют «расползанию» преступности, и борьба с нею только в одной отдельно взятой стране обречена на неудачу. В результате постепенного устранения пограничного контроля между государствами-членами ЕС создаётся не только общий внутренний рынок, но и географически расширенное криминальное пространство. С криминологической точки зрения преступность в ЕС стала транснациональной, что требует постоянной координации деятельности правоохранительных органов.

Эффективным способом противодействия преступности на пространстве ЕС является сотрудничество государств-членов Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства, начало которому было положено в 1970-х годах XX века.

Интеграционные процессы, происходящие в странах Европейского союза, объединённых общим характером политического, экономического, социально-культурного и правового развития, ускорили формирование эффективной правовой базы. Перед государствами ЕС остро встал вопрос об установлении отлаженных межгосударственных правовых связей в сфере уголовного судопроизводства, поскольку европейский интеграционный проект имеет целью достижение свободы, безопасности и правосудия на широком европейском пространстве. Начиная с 1995 года в ЕС стали появляться новые специализированные организации (Европейская полицейская организация, Европейская организация правосудия, Европейское бюро по борьбе с мошенничеством и др.), составляющие организационную основу данной области взаимодействия.

Упомянутые правоохранительные институты ЕС представляют особый интерес для российской юридической науки, так как Россия – самое крупное государство на европейском континенте, имеющее общие границы с ЕС и являющееся неотъемлемой частью европейской цивилизации. Россия также составляет единое «криминальное пространство» с Европой, в силу постепенного углубления интеграции «Большой Европы» и России. Это делает сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства необходимым и неизбежным. Именно поэтому дальнейшая интеграция России и Европейского союза предполагает объединение усилий в сфере борьбы с преступностью.

Дополнительную актуальность исследование приобретает в связи со вступлением в силу Лиссабонского договора 1 декабря 2009 года, в соответствии с которым вопросы сотрудничества государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства получили новое развитие в структуре Договора о функционировании Европейского союза.

Важность сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства определяется как национальными интересами государств-членов ЕС и России, так и интересами международного сотрудничества по борьбе с международными преступлениями, представляющими опасность для всего мирового сообщества.



Степень научной разработанности. Вопросы сотрудничества государств в борьбе с международной преступностью привлекают внимание большого числа как отечественных, так и зарубежных авторов. Фундаментальная основа знаний о международном сотрудничестве в борьбе с преступностью, представлена трудами таких выдающихся авторов, как Ф.Ф. Мартенс, Д. Никольский, Н.С. Таганцев, Г.И. Тункин, И.Я. Фойницкий, М.Д. Шаргородский. Они рассматривали проблемы действия уголовно-процессуального закона в пространстве, выдачи преступников и др.

Исследованиям вопросов международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства в советский и постсоветский период посвящены научные работы А.И. Бастрыкина, Е.В. Быковой, А.Г. Волеводз, В.М. Волженкиной, Ю.Н. Жданова, Н.И. Костенко, Э.Б. Мельниковой, В.В. Милинчук, А.С. Подшибякина, С.П. Щербы и ряда других исследователей. Однако их труды преимущественно затрагивали вопросы взаимодействия государств на международном уровне и не касались подробно сотрудничества в рамках Европейского союза.

Отдельным вопросам сотрудничества государств-членов в сфере уголовного судопроизводства в рамках права Европейского союза посвящены труды М.М. Бирюкова, П.Н. Бирюкова, А.Г. Волеводз, С.Ю. Кашкина, Е.Н. Трикоз, Б.Н. Топорнина, Л.М. и М.Л. Энтиных.

За последние годы опубликовано немало работ, касающихся вопросов полицейского сотрудничества в ЕС (труды А.Г. Антропова, В.В. Войникова, Н.Н. Грибовской), европейского ордера на арест (А.Р. Каюмова), становления уголовно-процессуальных институтов в праве ЕС (Л.М. Соколова), сотрудничества полиций и судов в ЕС (О.Ю. Потемкина), европейского пространства свободы, безопасности и правосудия (Р.Р. Шамсутдинова).

В целом же в отечественной юридической литературе вопросы сотрудничества государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства освещены частично и затрагивают лишь некоторые общие теоретические и институциональные аспекты взаимодействия. Таким образом, комплексное исследование теоретических и практических аспектов сотрудничества институтов, осуществляющих уголовное судопроизводство в ЕС, в отечественной науке до сих пор проведено не было, что позволило автору продолжить дальнейшую разработку данной темы.

Несмотря на то, что взаимодействие в сфере уголовного судопроизводства является сравнительно новым направлением политики Европейского союза, данная проблема глубоко изучена в иностранной юридической науке и привлекает внимание многих западных учёных. Общим вопросам сотрудничества государств-членов ЕС в борьбе с преступностью посвящены работы Адама Кроуфорда (Adam Crawford), Асбъерна Страндбакена (Asbjorn Strandbakken), Брайса де Руйвера (Brice De Ruyver), Бригид Лаффан (Brigid Laffan), Герта Вермилена (Gert Vermeulen), Гудрун Ванде Валле (Gudrun Vande Walle), Джервинда Винкера (Gerwinde Vynckier), Дитера Манке (Dieter Mahncke), Йорга Монара (Jörg Monar), Ливена Поэлза (Lieven Pauwels), Марка Кулса (Marc Cools), Моники Серрано (Mónica Serrano), Мэтса Бердала (Mats R. Berdal), Сибера Ю. (Sieber U.), Теодоры Костакопулу (Theodora Kostakopoulou), Тома Вандер Бекена (Tom Vander Beken), Фреи Вандер Лаенен (Freya Vander Laenen) и многих других. Исследованием полицейского взаимодействия в ЕС и Европола занимаются Билл Гилмор (Bill Gilmore), Джек Грин (Jack R. Greene), Джон Очипинти (John D. Occhipinti), Дилип Дас (Dilip K. Das), Даниэль Кениг (Daniel J. Koenig), Марио Чиварио (Mario Chivario), Мария Флетчер (Maria Fletcher), Мишель Сантьяго (Michael Santiago), Робин Лёф (Robin Lööf), Тони Баниан (Tony Bunyan), Энтони Мур (Anthony Moore) и другие. Вопросы сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства и деятельности Евроюста разрабатывают Гаутрон Дж. (Gautron J.), Алан Райт (Alan Wright), Байнаст де О. (Baynast de O.), Вандер Бекен (T. Vander Beken), Герт Вермилен (Gert Vermeulen), Джоанна Апап (Joanna Apap), Жан-Клод Пирис (Jean-Claude Piris), Кристофер Нуталл (Christopher Nuttall), Константин Стефану (Constantin Stefanou), Питер Джойс (Peter Joyce), Пол О`Махони (Paul O'Mahony), Рансе П. (Rancé P.), Стефан Томас (Stefan Thomaes), Тил Милке (Tile Milke), Тим Ньюберн (Tim Newburn), Том Виллиамсон (Tom Williamson), Хелен Хантаки (Helen Xanthaki) и другие. Проблеме европейского ордера на арест посвящены работы Вутервана Баллегуя (Woutervan Ballegooij), Роба Блэкстуна (Rob Blekxtoon).



Цель и задачи диссертационного исследования. Основная цель исследования заключается в выяснении теоретико-правовых и институциональных основ сотрудничества государств-членов Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства (на примере Европейского бюро по борьбе с мошенничеством, Европейской полицейской организации и Европейской организации правосудия).

Поставленная цель, с учётом многоаспектности и комплексности проблемы, предполагает решение следующих конкретных задач:



  1. изучить влияния факторов, исторически обусловивших зарождение и развитие сотрудничества государств-членов Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства;

  2. изучить основные положения права Европейского союза, которые регулируют порядок сотрудничества государств-членов в борьбе с преступностью и условия функционирования органов и организаций ЕС, действующих в этой сфере;

  3. на основе анализа нормативно-правовой базы Европейского союза, регламентирующей сотрудничество в сфере борьбы с преступностью, разработать теоретико-правовые основы исследования, в т. ч. обосновать авторское определение понятия «сотрудничество государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства»;

  4. раскрыть и описать этапы развития сотрудничества государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства с выделением качественных характеристик каждого этапа;

  5. исследовать институциональные основы сотрудничества государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства (на примере Европейского бюро по борьбе с мошенничеством, Европейской полицейской организации и Европейской организации правосудия);

  6. выявить основания и перспективы сотрудничества Европейского союза и России в сфере уголовного судопроизводства и на этой основе выработать рекомендации по применению в России положительного опыта ЕС в данной сфере;

  7. разработать предложения по внесению дополнений (изменений) в законодательство Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство, которые позволят обеспечить достаточный уровень сотрудничества правоохранительных органов России с органами и организациями ЕС по полицейскому и судебному сотрудничеству.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие между государствами-членами Европейского союза при сотрудничестве в сфере уголовного судопроизводства, а также отношения в этой сфере между ЕС и государствами, не являющимися членами этого интеграционного образования.

Предметом исследования выступают правовое регулирование и институциональные основы сотрудничества государств-членов ЕС в этой сфере, юридические нормы и акты Европейского союза, различные доклады и иные материалы, касающиеся борьбы с преступностью в ЕС, теоретические вопросы, характеризующие их правовое содержание, а также правоприменительная практика в этой сфере.

Теоретико-методологические основы исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составляют современные положения теории познания социальных явлений, включая системный анализ криминологических, социологических и сравнительно-правовых предпосылок, необходимых для понимания международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства.

Общую методологическую основу диссертации составляет комплексный подход к познанию, при котором подвергаются исследованию все аспекты проблемы с целью получения разностороннего и глубокого её понимания. Реализация комплексного подхода к исследованию включает применение следующих частных методов: историко-правовой метод, позволивший исследовать развитие сотрудничества стран ЕС в сфере уголовного судопроизводства в исторической ретроспективе, понять его предпосылки, текущее состояние и тенденции развития; формально-юридический, заключающийся в анализе нормативно-правовых актов ЕС, регулирующих вопросы борьбы с преступностью; сравнительно-правовой метод, заключающийся в сопоставлении правовых систем и институтов разных стран в рамках вопроса о международном сотрудничестве в сфере уголовного судопроизводства.

Теоретико-методологическая база исследования включает в себя также общие принципы мышления и логики.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что в нём на основе права ЕС с учётом нынешних потребностей международного сотрудничества в борьбе с преступностью, тенденций взаимодействия государств-членов ЕС и других стран в этой сфере по-новому и углубленно исследованы правовые и институциональные аспекты сотрудничества государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства, которые до настоящего времени не являлись предметом самостоятельного комплексного научного исследования и недостаточно освещены в современной российской юридической литературе. В настоящей диссертационной работе впервые в российской правовой науке проведён комплексный и системный анализ правовых и институциональных основ сотрудничества государств Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства с использованием специально учрежденных для этого органов и организаций ЕС. Автор уделяет особое внимание практическому опыту ЕС в этой сфере, даёт рекомендации о возможности использования и применения этого опыта в Российской Федерации, в том числе в форме ряда законодательных новшеств.

Основные положения, выносимые на защиту. С учётом новизны и значимости результатов исследования на защиту выносятся следующие положения:

1. Обоснование вывода о том, что сотрудничество государств-членов Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства невозможно продуктивно исследовать без уяснения мировых, европейских и российских криминологических и социально-правовых реалий, которые объективно предопределяют развитие и совершенствование данного вида сотрудничества. Интернационализация преступной деятельности является как причиной, так и следствием сотрудничества стран ЕС в данной сфере.

2. Теоретическое и практическое обоснование понятия «сотрудничество государств-членов Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства», которое является составной частью международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства и представляет собой осуществляемую как национальными органами дознания, следователями, прокурорами и судами, так и специально создаваемыми для полицейского и судебного сотрудничества органами и организациями Европейского союза деятельность по раскрытию преступлений, возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел в соответствии с требованиями законодательства ЕС, а также по предупреждению преступлений.

3. Обособление наличия самостоятельной организационно-правовой формы взаимодействия государств – членов ЕС (а также их судов и компетентных органов, в том числе полицейских, таможенных и иных специализированных репрессивных служб) в сфере борьбы с преступностью, в том числе сотрудничество государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства, каковой является учреждение и деятельность специализированных органов и организаций ЕС. Первоначально такие организации и органы обладали весьма узкой компетенцией. Однако постепенно они наделяются полномочиями, ранее характерными исключительно для внутригосударственных правоохранительных органов (по возбуждению уголовных дел, проведению расследований, участию в совместных следственных группах, осуществлению уголовного преследования, проведению оперативно-розыскных действий). Это свидетельствует о формировании на европейском региональном уровне системы наднациональных международных правоохранительных организаций.

4. Описание роли Европейского бюро по борьбе с мошенничеством (ОЛАФ) в защите финансовых интересов Европейского союза, борьбе с коррупцией, а также с иными правонарушениями, направленными против финансовых интересов ЕС; особенностей данной организации, основными из которых являются полномочия осуществлять внешние (преступлений в государствах-членах), и внутренние (преступлений, совершенных в рамках органов, организаций и институтов ЕС) расследования, реализуя при этом необходимые процессуальные полномочия по собиранию доказательств.

5. Выводы о том, что в условиях углубления интеграционных процессов в ЕС, сопровождающихся интернационализацией и ростом активности организованной преступности, особое значение имеет полицейское сотрудничество компетентных органов государств-членов ЕС, координатором которого выступает Европейская полицейская организация – Европол, целью которого является повышение эффективности совместной деятельности компетентных органов государств-членов; при этом в рамках совершенствования правового регулирования его деятельности, ныне Европол наделён процессуальными полномочиями по инициированию возбуждения расследований преступлений и участию в таких расследованиях.

6. Определение значения деятельности Европейской организации правосудия (Евроюст), задача которой заключается в активизации развития общеевропейского сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства, для повышения эффективной деятельности компетентных органов государств-членов ЕС при расследовании и судебном преследовании за серьёзные транснациональные преступления.

7. Рекомендации следственно-судебной практике, направленные на использование в России положительного опыта деятельности существующих в рамках Европейского союза организаций и органов полицейского и судебного сотрудничества, что видится обязательным условием участия РФ в различных интеграционных проектах.

8. Предложения по совершенствованию законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство, в частности:

8.1. О заключении международного договора между Российской Федерацией и Евроюстом, согласующего возможность применения в России стандартов Европейского ордера на арест, установленных Рамочным решением Совета ЕС от 12 июня 2002 года, и Европейского ордера на арест имущества или доказательств, использование которого введено в практику Рамочным решением Совета ЕС от 22 июля 2003 г.

8.2. О заключении оперативного соглашения между Российской Федерацией и Европолом, регламентирующего обмен данными, представляющими оперативный интерес, в сфере уголовного судопроизводства.

8.3. О заключении международного договора между Российской Федерацией и Европейским бюро по борьбе с мошенничеством (ОЛАФ), в рамках которого урегулировать порядок оказания взаимной правовой помощи по уголовным делам о преступлениях экономической направленности, посягающим на экономические интересы сотрудничества между ЕС и Россией.

8.4. О внесении в статьи 453, 455, 457, 459 УПК РФ дополнения о расширении круга субъектов международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства таким образом, чтобы в него входили – наряду с компетентным органом или должностным лицом иностранного государства – международные правоохранительные организации и их должностные лица.

8.5. О дополнении статьи 5 УПК РФ («Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе») пунктом 14.2. следующего содержания: «международная правоохранительная организация - объединение суверенных государств межправительственного характера, учреждённое межгосударственными договорами или иным путём, созданное на основе межгосударственного соглашения (устава, статута или иного учредительного документа), имеющее постоянные органы, наделённые международной правосубъектностью, и осуществляющее с соблюдением общепризнанных принципов и норм международного права деятельность по обеспечению правовой защиты личности, общества, государств и мирового сообщества от преступлений. К международным правоохранительным организациям относятся: международные организации по сотрудничеству между правоохранительными органами и органы международного уголовного правосудия».



Теоретической базой исследования послужили работы ведущих отечественных и зарубежных учёных в области международного права, европейского права, уголовного и уголовно-процессуального права, а также труды по некоторым другим отраслям права, философии, социологии, относящиеся к исследуемой проблеме. В процессе работы над диссертацией были изучены основные теоретические подходы отечественных и зарубежных учёных к проблемам международного сотрудничества в борьбе с преступностью, одной из составных частей которого является международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства.

Нормативно-правовую базу диссертации составили: международные договоры, участниками которых являются государства-члены ЕС, новые учредительные договоры ЕС, а также документы (директивы, решения, рекомендации, заключения и др.), регламентирующие рассматриваемые правоотношения, принятые после подписания Лиссабонского договора 2007 г. и устанавливающие новые условия деятельности органов и организаций Европейского союза в свете Лиссабонского договора в связи с изучаемой проблематикой.

Эмпирическую базу диссертационного исследования составили статистические данные, отражающие криминологическую обстановку в Европейском союзе, ежегодные доклады и тематические отчёты Европейского бюро по борьбе с мошенничеством, Европола и Евроюста за 2005-2010 годы, материалы сессий экспертных групп Европола и Евроюста по проблемам совершенствования отдельных направлений сотрудничества в уголовно-процессуальной сфере.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что содержащиеся в работе научные положения, выводы и рекомендации, посвящённые исследуемой проблематике, могут быть использованы:

– в общем контексте осмысления проблемы международного сотрудничества борьбы с преступностью;

– при проведении дальнейших научных изысканий одного из его направлений – международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства - на региональном уровне и в рамках интеграционных образований;

- в процессе развития общего учения о международном сотрудничестве в сфере уголовного судопроизводства в отечественном уголовно-процессуальном праве;

– в учебном процессе по курсам «Международное право», «Европейское право», «Уголовно-процессуальное право РФ и зарубежных стран», «Правовое регулирование международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства», «Международные правоохранительные организации», преподаваемым на юридических факультетах высших учебных заведений России;

– при подготовке учебников, учебных и практических пособий, комментариев, лекций, методических рекомендаций, посвящённых темам и вопросам, касающимся международного сотрудничества в борьбе с преступностью в целом, и в сфере уголовного судопроизводства, в частности.

Научно обоснованные выводы и предложения по результатам проведённого исследования существенно дополняют выработанные доктринами международного, европейского и уголовно-процессуального права концептуальные основы правового регулирования международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства.

Практическая значимость диссертационного исследования определяется комплексом предложений по совершенствованию законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство, о международном сотрудничестве в сфере уголовного судопроизводства. Выводы и практические предложения:

− создают условия для разработки новых международных договоров РФ и совершенствования УПК РФ;

− могут быть учтены при определении направлений развития международного сотрудничества Министерства внутренних дел РФ, Министерства юстиции РФ, Федеральной таможенной службы РФ, Федеральной службы безопасности РФ и иных правоохранительных органов, непосредственно занимающихся борьбой с транснациональной преступностью, с органами и организациями ЕС по полицейскому и судебному сотрудничеству, а также при разработке соответствующих разделов совместных программ и планов Европейского союза и России по борьбе с транснациональной преступностью.

Апробация результатов диссертационного исследования осуществлялась в научных докладах на X Международной научно-практической конференции «Проблемы ответственности в современном праве» (Москва, 2009 г.) и Международной междисциплинарной конференции аспирантов «Постлиссабонский этап в развитии права, экономики и политики Европейского союза и его государств-членов и отношения Россия-ЕС» (МГИМО(У) МИД РФ, 28 марта 2011 года); они неоднократно докладывались на заседаниях кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики МГИМО (У) МИД России. Основные положения исследования внедрены в учебный процесс по курсам «Уголовно-процессуальное право РФ и зарубежных стран» и «Международные правоохранительные организации» со студентами Международно-правового факультета МГИМО (У) МИД РФ.

Результаты диссертационного исследования отражены в одиннадцати научных публикациях, общим объёмом 9,6 п.л., три из которых опубликованы в научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.



Структура диссертации предопределена целями и задачами исследования и состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, степень её научной разработанности, его научная новизна, теоретическая и практическая значимость; формулируются цели и задачи исследования; определяются объект, предмет и методология исследования, его нормативная и эмпирическая базы; приводятся выносимые на защиту положения.

Глава I диссертации «Теоретико-правовые основы сотрудничества государств-членов Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства» состоит из трёх параграфов и излагает базовые теоретико-правовые положения, относящиеся к исследуемому предмету, исторические предпосылки, приведшие к возникновению единой европейской системы уголовного судопроизводства, а также теоретические аспекты, связанные с развитием в этой сфере взаимодействия между ЕС и Российской Федерацией.

§1.1 «Интернационализация преступной деятельности как фактор сотрудничества стран Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства» автор отмечает, что сотрудничество государств-членов Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства невозможно предметно и продуктивно исследовать без предварительного уяснения мировых, европейских и российских криминологических и социально-правовых реалий, которые объективно предопределяют развитие и совершенствование данного вида сотрудничества. Так, существенно уменьшилось значение государственных границ, они стали более уязвимыми и открытыми для международного взаимодействия. Одним из следствий этого является общий рост преступности в мире, а также возникновение новых, более масштабных и опасных её форм, таких как транснациональный терроризм и киберпреступность, игнорирующих национальное правовое пространство.

Учёные-криминологи усматривают тесную взаимосвязь между интернационализацией финансовой деятельности и совершением международных экономических преступлений, включая торговлю оружием и наркотиками, «отмывание» преступных доходов и т.д. Основная трудность в борьбе с международной преступностью связана с беспомощностью государств. Она объективна в том случае, когда слабым государствам противостоят организованные преступные группировки, имеющие большие финансовые и другие ресурсы.

Как известно, одной из наиболее динамично развивающихся региональных международных организаций ныне является Европейский союз, в составе которого тесно сотрудничают государства с различными традициями правового регулирования и борьбы с преступностью. Интернационализация преступной деятельности не обходит стороной и Европейский союз. Наоборот, хорошая инфраструктура и открытие границ между государствами-членами ЕС способствует её «расползанию». В результате между государствами-членами ЕС создается не только общий внутренний рынок, но и унифицированное географически расширенное криминальное пространство, что требует постоянной координации в сфере уголовного судопроизводства. Транснациональный характер преступности выражается в игнорировании национальных и юрисдикционных границ. Превращение ЕС в «территорию без границ» в рамках общего рынка и Шенгенского пространства косвенно стимулировало данный процесс, усилило его негативные последствия.

Сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства в Европейском союзе имеет свою специфику и ряд особенностей. Во-первых, европейская наука нередко не разделяет судебное сотрудничество и полицейское. Во-вторых, деятельность в сфере уголовного судопроизводства государствами-членами ЕС помимо национальных органов дознания, следователя, прокурора и суда, осуществляются также специально создаваемыми организациями и органами (Европейская полицейская организация – Европол, Европейская организация правосудия – Евроюст, Европейское бюро по борьбе с мошенничеством – ОЛАФ, и др.), которые по своей сути являются международными правоохранительными организациями, поскольку основной целью их создания и деятельности является сотрудничество в борьбе с преступностью.

Можно сделать вывод, что сотрудничество государств-членов Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства является составной частью международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства и представляет собой осуществляемую как национальными органами дознания, следователями, прокурорами и судами, так и специально создаваемыми органами и организациями Европейского союза, деятельность по возбуждению, расследованию, рассмотрению и разрешению уголовных дел в соответствии с требованиями законодательства ЕС, регулирующего уголовное судопроизводство.

В §1.2 «Становление правового сотрудничества государств-членов Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства» диссертант отмечает, что к осознанию необходимости совместной борьбы с преступностью западноевропейские страны пришли около полувека назад. Поскольку Европейского союза в тот период ещё не существовало, а Европейские сообщества занимались вопросами экономической интеграции, первые шаги в сфере уголовного судопроизводства (точнее, международного сотрудничества в борьбе с преступностью) осуществлялись в рамках иной региональной организации – Совета Европы. Требование сотрудничества в данной области обосновывалось тем, что европейская интеграция с её основополагающей целью свободы потеряла бы смысл, если бы свобода не могла действовать в правовом пространстве.

Историко-правовой анализ позволяет выделить, с точки зрения автора, следующие периоды становления и развития правового регулирования и практики сотрудничества европейских государств в сфере уголовного судопроизводства:



  1. Зарождение сотрудничества европейских государств в сфере уголовного судопроизводства в рамках Совета Европы, основанного в 1949 г. В этих рамках, отличающихся от Европейского союза, были подписаны многочисленные соглашения по вопросам борьбы с преступностью, заключен широкий круг международных договоров в этой сфере. Однако недостаточная эффективность правовых и организационных механизмов Совета Европы побудила государства-члены Европейских Сообществ приступить к межправительственному сотрудничеству в сфере уголовного судопроизводства.

  2. С 1975 по 1993 гг. – период межправительственного взаимодействия государств-членов Европейских Сообществ, которые осуществляли сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства в рамках специально создаваемых ad hoc групп (прежде всего, TREVI1). Именно в этот период возникают прообразы будущих правоохранительных организаций Европейского союза, таких как Европол, ОЛАФ, а также вспомогательные структуры (Европейская Информационная Система, EIS). Группы TREVI, как и другие специальные рабочие группы, действовали за рамками правового и институционального механизма Европейских Сообществ. Наднациональные институты не обладали самостоятельной компетенцией в уголовно-правовой сфере и не могли издавать нормативные акты. Однако, несмотря на это, они внесли огромный вклад в развитие сотрудничества европейских государств в исследуемой сфере и, прежде всего, в разработку нормативной правовой базы такого сотрудничества.

  3. С 1993 по 1997 гг., в период между Маастрихтским и Амстердамским договорами, вопросы совместной борьбы с преступностью стали неотъемлемой частью предметов ведения новой интеграционной организации (Европейского союза), получили в разделе VI её учредительного договора (Маастрихтский договор) правовую основу. Вопросы правосудия и внутренних дел были структурно обособлены от ЕС и других Сообществ, стали объектом третьей самостоятельной «опоры» Европейского союза. В этот период государства ЕС принимают согласованные решения о создании органов, наделённых полномочиями по реализации принятых проектов (например, заключенная государствами-членами в рамках третьей опоры – Конвенция на базе статьи К. 3 Договора о Европейском союзе о создании Европейской полицейской организации - Европол от 26 июля 1995 г., сокращенно – Конвенция Европола).

  4. 1997-1999 гг. – период, открытый Амстердамским договором, закрепил глубокую реформу третьей «опоры» ЕС – «Сотрудничество в области правосудия и внутренних дел», что привело к формированию единых основ общей уголовной политики ЕС, которая стала именоваться «Сотрудничество полиций и судебных органов в уголовно-правовой сфере» и была направлена на обеспечение «европейского пространства свободы, безопасности и правосудия». Обеспечение безопасности граждан ЕС достигается посредством трёх основных инструментов: 1) сотрудничество полицейских сил, таможенных и других компетентных органов государств-членов как непосредственно, так и в рамках Европола; 2) сотрудничество между судебными и другими компетентными органами государств-членов; 3) сближение норм уголовного законодательства государств-членов.

  5. Период, начавшийся после саммита ЕС в г. Тампере (1999 г.), целью которого было достижение соглашения о путях реализации Амстердамского договора, определение стратегических направлений создания «европейского пространства свободы, безопасности и правосудия», а также других конкретных задач институтов ЕС.

  6. Период, начавшийся вступлением в силу Лиссабонского договора (1 декабря 2009 г.), характеризуется тем, что Союз предоставляет своим гражданам пространство свободы, безопасности и правосудия» без внутренних границ, что обеспечивается мерами координации сотрудничества между судебными, полицейскими и другими компетентными органами, а также взаимным признанием судебных решений по уголовным делам, а при необходимости и сближением уголовных законодательств. В этот период правовые основы организации и деятельности органов и организаций ЕС, осуществляющих сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства, прямо закреплены в «новых» учредительных документах ЕС и регламентируются институциональной частью его права.

В §1.3 «Становление сотрудничества Европейского союза и России в сфере уголовного судопроизводства» отмечается, что расширение Европейского союза влечёт за собой многие перемены в стратегии и тактике этой организации. Одна из ключевых сфер, в которой расширенный Союз встречает новые вызовы, – это внешние сношения, в частности, с ближайшими восточными соседями ЕС – Россией, Украиной, Республикой Беларусь и Республикой Молдова. «Расширение», помимо всего прочего, означает географическое приближение Евросоюза к названным государствам.

Россия – самая крупная страна на европейском континенте и неотъемлемая часть европейской цивилизации. Одновременно с этим, Россия составляет с Европой и единое «криминальное пространство».

Россия, встраиваясь в интеграционные процессы, должна быть готова к противодействию её негативным и криминогенным факторам, в связи с чем особое значение приобретает развитие отношений с Европейским союзом в исследуемой области. Это предполагает и объединение усилий в сфере уголовного судопроизводства на общеевропейском уровне.

Результаты сотрудничества России и ЕС в сфере уголовного судопроизводства выражаются в принятии совместных соглашений, заявлений, общих стратегий. Правовой основой формирования отношений между ЕС и Россией пока остается Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС). Соглашение было подписано главами государств-членов ЕС, председателем Европейской Комиссии и президентом Российской Федерации в июне 1994 года на острове Корфу и вступило в силу 1 декабря 1997 года.

Необходимость совместных действий в сфере уголовного судопроизводства обоснована в ряде стратегических документов России и ЕС. В июне 1997 года Амстердамский саммит ЕС принял план действий по борьбе с организованной преступностью, в котором подчёркивалось, что ЕС и Россия заинтересованы в развитии и совершенствовании данной области.

Соглашение между РФ и Европейской полицейской организацией - Европолом от 6 ноября 2003 года открыло новый этап сотрудничества. Целью соглашения является расширение сотрудничества между Российской Федерацией и государствами-членами Европейского союза, действующими через Европол, в борьбе с наиболее опасными формами транснациональной преступной деятельности.

Дальнейшее сотрудничество в такой важной области как борьба с преступностью отвечает интересам и Европейского союза, и Российской Федерации, а в перспективе – и всего мирового сообщества.

Глава II «Институциональные основы сотрудничества государств-членов Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства» включает в себя три параграфа. В них рассматриваются институциональные основы сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства в рамках современных органов и организаций ЕС.

Автор отмечает, что хотя сотрудничество стран Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства развивалось на протяжении ряда десятилетий, оно длительное время носило фрагментарный характер и было недостаточно эффективным, прежде всего, из-за отсутствия соответствующих значимых общеевропейских структур с широкими полномочиями и достаточной автономией, действующих на постоянной, а не временной основе. Именно формирование таких институтов в 1990-2000-х годах позволило ЕС открыть качественно новый этап в совместной борьбе с преступностью и сотрудничестве государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства.



В §2.1 «Сотрудничество государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства в рамках Европейского бюро по борьбе с мошенничеством (ОЛАФ)» отмечено, что особенно ценным представляется опыт, накопленный Евросоюзом в ходе борьбы с экономическим мошенничеством и коррупцией. Это обусловлено тем, что Евросоюз, как интеграционное объединение, намного раньше, чем другие объединения государств, столкнулся с проблемой мошенничества и коррупции в глобальных масштабах и сумел выработать собственные способы и методы противодействия данной угрозе.

Евросоюз имеет в своём распоряжении огромные финансовые средства, полученные посредством налогообложения либо непосредственно от государств-членов ЕС. Бесспорно и то, что данные финансовые средства привлекают внимание мошенников, становясь фактором коррупционных рисков и мошенничества.

Мошенничество совершается различными способами. Его целью является получение доходов преступным путём, в том числе с использованием поддельных платежных документов, а также нецелевое использование денежных средств из бюджета или фондов ЕС.

Наиболее серьезными представляются угрозы в трёх сферах:



  • мошенничество, связанное с экспортом и импортом товаров;

  • мошенничество, связанное с уклонением от уплаты налога на добавленную стоимость (НДС);

  • мошенничество, связанное с вмешательством во внутренний рынок Евросоюза.

Система источников европейского права в области противодействия экономическому мошенничеству представляется в виде пирамиды, на вершине которой располагаются наименее многочисленные, но наиболее важные по содержанию положения учредительных договоров. Ниже располагается массив норм вторичного права – актов институтов европейских интеграционных образований, регулирующих основную массу отношений в рассматриваемой области. Следующими в данной иерархии являются источники третичного права. Единую и стройную правоприменительную практику обеспечивают решения Суда ЕС.

На сегодняшний день базовым инструментом ЕС в борьбе с экономическими преступлениями является Европейское бюро по борьбе с мошенничеством – ОЛАФ (англ. European Anti-fraud Office – OLAF), созданное Решением Комиссии от 28 апреля 1999 г.

В соответствии с этим решением:


  • ОЛАФ учреждено в качестве самостоятельного органа Комиссии и по вопросам отнесённым к его компетенции обладает функциональной независимостью от неё (ст. 1);

  • задачами ОЛАФ являются усиление борьбы против мошенничества, коррупции и любой другой незаконной деятельности, затрагивающих финансовые интересы ЕС (ст. 2);

  • ОЛАФ обязано поддерживать сотрудничество Комиссии с государствами-членами ЕС в борьбе с мошенничеством;

  • ОЛАФ участвует в разработке общеевропейского законодательства о борьбе с финансовыми преступлениями;

  • ОЛАФ проводит административные расследования (правонарушений и преступлений, совершённых внутри самого ОЛАФ), внутренние расследования (преступлений, совершенных сотрудниками институтов, органов и организаций ЕС), внешние расследования (преступлений, совершённых гражданами государств-членов против финансовых интересов ЕС);

  • сотрудники ОЛАФ независимы при проведении расследований;

  • контроль и надзор за деятельностью ОЛАФ осуществляет специально учреждённый Надзорный Комитет (ст.4);

  • ОЛАФ возглавляет Генеральный директор, назначаемый Комиссией, с согласия Европейского Парламента и Совета, сроком на 5 лет, с возможностью повторного назначения (ст. 5).

Приведённые данные свидетельствуют о нескольких обстоятельствах, имеющих важное теоретическое и практическое значение.

Во-первых, статус ОЛАФ имеет смешанный характер: с одной стороны организация наделена полномочиями по борьбе с мошенничеством и иными посягательствами на финансовые интересы ЕС, являющегося крупнейшим интеграционным образованием, а с другой стороны – призвана содействовать борьбе с такими преступлениями в суверенных государствах-членах ЕС.

Во-вторых, ОЛАФ наделён процессуальными полномочиями, которые реализуются при проведении внешних и внутренних расследований, в частности при собирании доказательств совершения преступлений, отнесённых к его компетенции.

В-третьих, основы правового регулирования и деятельности ОЛАФ, а также данные об основных направлениях и практике сотрудничества ОЛАФ и компетентных органов России позволяют обратить внимание на то, что в таком сотрудничестве не в полной мере используется потенциал ОЛАФ как международной правоохранительной организации. Это следует учитывать при формировании планов расширения такого сотрудничества, а также при организации международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства по делам о преступлениях экономической направленности. ОЛАФ и его должностные лица в соответствующих случаях могут быть участниками такого сотрудничества по уголовным делам, расследуемым в Российской Федерации.

В-четвертых, опыт создания и функционирования ОЛАФ, вряд ли может быть механически перенесён в иные условия, но отмеченные выше особенности позволяют говорить о допустимости его использования при формировании структур, призванных в будущем обеспечить охрану финансовых интересов интеграционных образований, участником которых является или станет Российская Федерация.

В §2.2 «Сотрудничество государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства в рамках Европейской полицейской организации (Европол)» автор указывает, что в результате постепенного размывания границ и пограничного контроля между государствами-членами ЕС создаётся не только общий внутренний рынок, но и унифицированное географически расширенное криминальное пространство. В связи с этим возникла необходимость создания наднациональной полицейской структуры, способной координировать сотрудничество между государствами-членами и их органами уголовного преследования, в т.ч. и по вопросам уголовного судопроизводства, разрешаемых полицейскими органами государств-членов ЕС. Такой структурой стала Европейская полицейская организация (Европол), фактическое формирование которой проходило в период с 1995 по 1999 гг. в рамках Конвенции Европола. На протяжении 1999–2008 гг. мандат Европола, определённый Конвенцией, постепенно расширялся. При этом пересмотр Конвенции Европола, как и её заключение, осуществлялся с использованием международно-правовых механизмов – подписания соответствующих дополнительных протоколов, требовавших последующей ратификации всеми государствами—членами. С учётом длительности ратификационного процесса изменения в правовом статусе Европола, требовавшие оперативного реагирования, фактически откладывались на долгое время.

В «новом», преобразованном Лиссабонским договором Европейском союзе, для организаций ЕС стало характерным то, что правовые основы их деятельности могут предусматриваться не международными договорами (как это имело место в случае Конвенции Европола), а правовыми актами Союза. Один из таких актов — Решение Совета Европейского союза от 6 апреля 2009 г. об учреждении Европейской полицейской организации (Европол)1. Отменив Конвенцию Европола, данное решение de jure заново определило правовые основы деятельности этой организации ЕС.

Совокупность функций Европола, предусмотренных Договором о функционировании Европейского союза и названным выше Решением, может быть классифицирована в три относительно самостоятельных группы, каждая из которых представляет определённое направление их реализации:


  1. Информационное обеспечение борьбы с преступностью и расследования преступлений.

  2. Координация работы и взаимодействия национальных правоохранительных органов государств-членов ЕС и третьих стран, в т.ч. в сфере уголовного судопроизводства.

  3. Научно-техническое содействие.

Функции Европола определяют содержание и объём его полномочий, а также права и обязанности, возлагаемые на компетентные органы государств-членов ЕС.

Информационное обеспечение сотрудничества правоохранительных органов государств Евросоюза в борьбе с преступностью осуществляется с использованием компьютеризированной информационной системы (Computerized System of Collected Information), опирающейся и на ранее созданную Шенгенскую информационную систему.

Координация работы правоохранительных органов проводится Европолом, главным образом, в форме регулярных контактов офицеров по связи, откомандированных при нём разными государствами-членами, а также путём совещаний руководителей национальных отделов по связям с Европолом. В сфере уголовного судопроизводства Европол вправе: во-первых, обращаться к компетентным органам соответствующих государств-членов с запросами о возбуждении, проведении и координации расследований; во-вторых, содействовать координации, организации и проведению расследований и оперативных мероприятий, проводимых совместно с органами государств-членов или в рамках совместных следственных групп.

Правовую основу таких совместных расследований составляют:



  1. Принятая в мае 2000 г. Советом ЕС Конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам между государствами-членами Европейского союза.

  2. Рамочное решение Совета ЕС 2002/465/ JHA от 13 июня 2002 года о совместных следственных группах.

  3. Решение Совета ЕС 2005/671/ JHA от 20 сентября 2005 г. об обмене информацией и сотрудничестве в отношении террористических преступлений (статья 3).

  4. Решение Совета ЕС 2008/615/JHA от 23 июня 2008 г. о расширении трансграничного сотрудничества в борьбе с терроризмом и трансграничной преступностью (статья 17).

Руководствуясь этими документами, Европол:

  • вправе инициировать создание совместных следственных групп;

  • силами своих представителей может участвовать в них;

  • осуществляет информационную поддержку деятельности совместных следственных групп.

Изложенное позволяет прийти к выводу о том, что Европол и его должностные лица, наряду с реализацией установленных полномочий в сфере информационной поддержки борьбы с преступностью в государствах-членах ЕС, к настоящему времени наделены определенными полномочиями и в процессуальной сфере, как минимум на стадии возбуждении расследований, а также при их проведении в составе совместных следственных групп. Данные обстоятельства предопределяют возможность их участия в международном сотрудничестве в сфере уголовного судопроизводства, в т.ч. с участием Российской Федерации.

В §2.3 «Сотрудничество государств-членов ЕС в сфере уголовного судопроизводства в рамках Европейской организации правосудия (Евроюст)» обращено внимание на то, что совершать транснациональные преступления в условиях глобализации и всеобщей интеграции становится не только выгоднее, но и гораздо проще, чем в рамках одного государства. Главная трудность в расследовании таких преступлений заключается, в том, что не всегда удаётся наладить эффективное и оперативное взаимодействие между государствами. Как правило, мешают этому сложность и громоздкость процедур, предусмотренных международными договорами, содержащими взаимные обязательства участников о выдаче, взаимной правовой помощи по уголовным делам и другим направлениям сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства.

Учитывая эти проблемы, в Евросоюзе создана специальная система процессуального взаимодействия, включающая два взаимосвязанных элемента:

- первый представляет собой органы и организации, призванные осуществлять судебное сотрудничество и участвовать в нём на уровне Евросоюза;

- второй – это базовый принцип такого сотрудничества – принцип взаимного признания решений судов по уголовным делам.

Среди организаций по судебному сотрудничеству следует выделить Европейскую организацию правосудия или Евроюст, назначением которой является поддержка и усиление координации и сотрудничества национальных органов, ответственных за проведение расследований и уголовного преследования по фактам тяжкой преступности, которая затрагивает два или большее число государств-членов либо требует проведения уголовного преследования на общих началах – исходя из расследований, осуществляемых компетентными органами государств-членов и Европолом, и на базе предоставляемой ими информации.

Евроюст, как и Европол, занимает особое, своеобразное положение в институциональном механизме Европейского союза. Его специфика проявляется в следующем: несмотря на то, что Евроюст относится к числу «обычных» организаций Европейского союза (т.е. не институтов), он одновременно выступает в качестве организации с собственной правосубъектностью, в том числе международной. Международная правосубъектность Евроюста проявляется в его правовом положении.

Евроюст, как и Европол, является юридическим лицом и может заключать договоры с третьими странами. Он состоит из 27 национальных представителей от каждого государства-члена ЕС, статус и полномочия которых определяются внутренним законодательством государств-членов.

В ходе расследований и мер по уголовному преследованию, затрагивающих два и более государства-члена и проводимых по фактам преступных деяний, относящихся к видам тяжкой преступности, в том числе организованной, перед Евроюстом ставятся следующие цели:



  • развитие и улучшение координации между компетентными органами государств-членов в отношении действий по расследованию и уголовному преследованию по фактам тяжкой преступности, которые они проводят на своей территории;

  • укрепление сотрудничества между компетентными органами государств-членов, в частности, путём исполнения запросов и решений о выдаче, осуществления правовой помощи, включая взаимное признание решений судов по уголовным делам;

  • поддерживание иными способами усилий компетентных органов государств-членов в целях повышения эффективности предпринимаемых ими расследований.

Евроюст наделён рядом процессуальных полномочий, а именно:

а) по возбуждению уголовных расследований, а также выдвижению предложений о возбуждении уголовных преследований, проводимых компетентными национальными органами, в частности, по фактам преступлений, посягающих на финансовые интересы ЕС;

б) по координация таких расследований и уголовных преследований, в т.ч. и путём заявления требований о создании совместных следственных групп;

в) по проведению специальных расследований (аналог оперативно-розыскных действий по законодательству РФ), результаты которых могут использоваться в уголовном судопроизводстве;

г) по усилению судебного сотрудничества, в том числе путём разрешения конфликтов юрисдикций в тех случаях, когда преступление подследственно компетентным органам двух и более государств-членов – он наделён полномочиями по принятию обязательных решений по спорным вопросам о юрисдикции.

При столь широком круге полномочий и решаемых задач, Евроюст в значительной мере задействован в реализации одной из главных функций правоохранительного блока компетенции ЕС - судебного сотрудничества по уголовным делам (глава 4 раздела V «Пространство свободы, безопасности и правосудия» части третьей Договора о функционировании Европейского союза) на основе принципа взаимного признания судебных решений по уголовным делам.

Ныне главным направлением установления процессуальных правил и процедур с целью обеспечения взаимного признания любых форм приговоров и судебных решений, а также гармонизации норм уголовно-процессуального права является разработка новых инструментов, известных как европейские ордеры.

Первыми успешно внедрёнными в практику такими инструментами стали:

1) Европейский ордер на арест, призванный заменить собой применявшуюся ранее процедуру выдачи (экстрадиции).

2) Европейский ордер на арест имущества или доказательств, использование которого введено в практику Рамочным решением Совета 2003/577/JHA от 22 июля 2003 г. об исполнении ордеров на арест имущества или доказательств; его целью является предотвращение уничтожения, изменения или перемещения имущества и доказательств.

3) Европейский ордер на предоставление доказательств (European Evidence Warrant), правовой основой использования которого является Рамочное решение Совета ЕС 2008/978/JHA от 18 декабря 2008 г. о Европейском ордере на предоставление доказательств в целях получения предметов, документов и информации для использования в уголовном преследовании.

В связи с использованием этих ордеров, компетентный орган государства-члена ЕС до принятия решения об отказе в исполнении ордера обязан запросить по этому поводу мнение Евроюст. А в случае несогласия с позицией Евроюста, государство-член обязано предоставить объяснение причин, побудивших отказать в исполнении ордера, в Совет ЕС, который, является одним из институтов (т.е. высших органов) Евросоюза.

Полномочия Евроюста, наряду с возможностями по реализации отдельных уголовно-процессуальных функций, позволяют говорить о нём, как о самоуправляемой международной правоохранительной организации с собственной правосубъектностью, наделённой юридической и частично институциональной автономией, являющийся активным участником международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства в рамках ЕС, а в перспективе – и сотрудничества с государствами, не являющимися членами этой региональной организации.

В заключении сформулированы основные выводы исследования и предложения диссертанта по совершенствованию законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство, и правоприменительной практики Российской Федерации в сфере уголовного судопроизводства.

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ АВТОРОМ ОПУБЛИКОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ НАУЧНЫЕ РАБОТЫ

I. В ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

1. Дамирчиев Э.И. Организация координации борьбы с экономическим мошенничеством в Европейском союзе / Э.И. Дамирчиев // Уголовное право. – 2009. – №1. – С. 113 – 118. (0.53 п.л.)

2. Дамирчиев Э.И. Правовые основы и некоторые организационные механизмы борьбы с экономическим мошенничеством в Европейском союзе / Э.И. Дамирчиев, А.Г. Волеводз // Международное уголовное право и международная юстиция. – 2008. – № 4. – С. 3 – 16. (1.5 п.л.)

3. Дамирчиев Э.И. Европейская полицейская организация в свете Лиссабонского договора / А.Г. Волеводз, Э.И. Дамирчиев // Уголовное право. – 2011. – № 2. – С. 114 – 120. (0.6 п.л.)



II. В иных научных журналах и изданиях:

4. Дамирчиев Э.И. Европейское бюро по борьбе с мошенничеством (ОЛАФ): предпосылки создания и правовые основы деятельности / Э.И. Дамирчиев, А.Г. Волеводз // Международное право и проблемы интеграции. Бакинский государственный университет. – 2007. – № 3–4 (11–12). – С. 76 – 83. (1 п.л.)

5. Дамирчиев Э.И. Правовые основы организации и деятельности Европола после Лиссабонского договора / Э.И. Дамирчиев, А.Г. Волеводз // Право i безпека. Науковий журнал. – 2011. – № 1(38). – С. 10 – 15. (0.5 п.л.)

6. Дамирчиев Э.И. Organization of coordination of the fight against economic fraud in the European Union // Международное право и международные организации. – 2010. – № 4. – С. 77 – 82. (0.5 п.л.)

7. Дамирчиев Э.И. Institutional bases of cooperation of European Union member states in the field of criminal justice (on the example of Eurojust) // Международное право и международные организации. – 2011. – № 1 (5). – С. 67 – 75. (0.8 п.л.)

8. Дамирчиев Э.И. Основные направления практической деятельности Европейской полицейской организации (Европол) в сфере борьбы с преступностью // Полицейская деятельность. – 2011. – №2. – С. 49 – 59. (1 п.л.)

9. Дамирчиев Э.И. Европейская организация правосудия (Евроюст): практика взаимодействия и перспективы развития // Международное право и международные организации – 2011. – № 2. – С. 112 – 124. (0.9 п.л.)

10. Дамирчиев Э.И. Взаимодействие правоохранительных учреждений Европейского союза с Российской Федерацией в борьбе с преступностью (на примере Европейской полицейской организации ) // Полицейская деятельность. – 2011. – №3. – С. 58 – 65. (0.7 п.л.)

11. Дамирчиев Э.И. Сотрудничество Европейского союза и России в сфере уголовного судопроизводства // Библиотека криминалиста. Научный журнал. – 2011. - № 1. – С. 200-207. (0.6 п.л)

Дамирчиев Эмин Исахан оглы

Сотрудничество государств-членов Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства. Теоретические и практические аспекты

В работе представлены результаты теоретико-правового исследования сотрудничества государств-членов Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства, разработан соответствующий понятийный аппарат, исследованы историко-правовые и институционально-правовые основы взаимодействия стран – членов ЕС в указанной области.

Отмечается, что эти вопросы были недостаточно исследованы в отечественной науке. Таким образом, диссертация является шагом к тому, чтобы восполнить этот пробел, представляет собой попытку комплексного изучения проблемы с приведением обширного фактического материала.

Отмечено, что сотрудничество государств-членов Европейского союза в сфере уголовного судопроизводства невозможно предметно и продуктивно исследовать без предварительного уяснения мировых, европейских и российских криминологических и социально-правовых реалий, которые объективно предопределяют развитие и совершенствование данного вида сотрудничества.

Автором фиксируются основные этапы становления единой европейской системы борьбы с преступностью, раскрывается роль таких институтов, как ОЛАФ, Европол и Евроюст. В частности, обращается внимание на особенности их статуса: с одной стороны, Европол и Евроюст относятся к числу «обычных» организаций Европейского союза (т.е. «не основных»), но одновременно выступают в качестве организаций с собственной правосубъектностью, в том числе международной.

С точки зрения автора, сотрудничество Европейского союза и Российской Федерации в области уголовного судопроизводства находится на достаточно высоком уровне, однако имеет большой нереализованный потенциал.

Диссертантом вносятся предложения по совершенствованию законодательства Российской Федерации, регулирующего уголовное судопроизводство, и правоприменительной практики Российской Федерации, в частности, предлагается дополнить статью 5 УПК РФ («Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе») пунктом, определяющим понятие «международная правоохранительная организация».

Emin I. Damirchiyev

Cooperation among European Union member states in the sphere of criminal justice. Theoretical and practical aspects

The work represents the results of theoretical-legal study of cooperation among European Union member states in the sphere of criminal justice, develops a corresponding conceptual instrument, and explores historical-legal and institutional-legal bases of the interaction of EU member states in this sphere.

As noted, these matters were studied insufficiently in the native science. Thus, the dissertation is a step toward elimination of this gap, and represents an attempt of comprehensive study of the matter with the argumentation of a broad factual material.

It is noted that cooperation among European Union member states in the sphere of criminal justice can not be studied subjectively, productively if there is no preliminary understanding of global, European and Russian criminological and social-legal realities, which objectively predetermine development and improvement of this kind of cooperation.

The author fixes main stages of establishment of the common European system of struggle against criminality, and discloses the role of such institutes as the OLAF, Europol and Eurojust. Particularly, there is paid attention to the peculiarities of their status: on the one hand, Europol and Eurojust join the number of “common” institutions (i.e. “not main” ones) of the European Union, but at the same time they act as organizations with their personal legal proceedings, including international ones.

In the author’s view, cooperation between the European Union and the Russian Federation in the sphere of criminal justice is at a relatively high level, but has a great unrealized potential.



The dissertator makes proposals over the improvement of the existing international and domestic legal provisions and law enforcement practice of the Russian Federation; particularly, it is suggested supplementing Article 5 (“Main Concepts Used in This Code”) of the Criminal Proceedings Code of the Russian Federation with a provision specifying the idea of “international law enforcement organization”.


1Европейский союз: Основополагающие акты в редакции Лиссабонского договора с комментариями. – М.: ИНФРА-М, 2008. – С. 15.

2Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. – М.: ГУ ВШЭ, 2000. – С. 493

1 TREVI (от фр.): Terrorisme, Radicalisme, Extrémisme et Violence Internationale – Терроризм, радикализм, экстремизм и насильственные действия международного характера.

1 Council Decision of 6 April 2009 establishing the European Police Office (Europol) // Official Journal of the European Union № L121. – 15 May 2009. – Brussels, 2009. – P. 37—66.

скачать файл



Смотрите также:
Дамирчиев эмин Исахан оглы сотрудничество государств-членов европейского союза в сфере уголовного судопроизводства. Теоретические и практические аспекты
415.22kb.
Оперное творчество певца-актёра: историко-теоретические и практические аспекты
582.65kb.
Адвокатская тайна в свете практики еспч
1772.72kb.
Г. Андреев положение о присвоении звания «Почетный член регионального объединения работодателей Пермского края «Сотрудничество»
24.98kb.
Европейское право примерный перечень вопросов к экзамену
33.28kb.
История и процесс формирования Таможенного Союза Процесс формирования тс
338.6kb.
Тендер на проведение исследований для оценки развития информационно-технологического сообщества в странах Европейского Союза
27.83kb.
А. В. Паламарчук теоретические и практические основы защиты интеллектуальной собственности монография
5498.96kb.
Министерсво сельского хозяйства
267.13kb.
Зотеев Владимир Степанович
789.19kb.
Избирательная система индии
253.63kb.
Систематизированы современные теоретические концепции и научно-практические данные по проблеме девиантностии и девиантного поведения личности и группы
11.19kb.