grandov.ru   страница 1страница 2страница 3страница 4страница 5
скачать файл
Глава 1 «МНОГОУРОВНЕВЫЙ ПОДХОД В ИССЛЕДОВАНИЯХ АРХИТЕКТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ СРЕДЫ» на примере отечественного и зарубежного опыта освещает круг проблем, связанных с историко-культурным наследием. Ретроспективный анализ показал, что интерес к наследию в нашей стране не был постоянным. Это объясняется политической, социально-экономической ситуацией, архитектурно-градостроительными тенденциями. Текущий момент можно оценивать как время оживления стратегических проектных и практических работ.

Наметившиеся изменения отражаются в трансформации понятийного аппарата. Сегодня в качестве условия признания статуса наследия оказывается важным осознание его историко-культурной ценности не только специалистами, но и самим населением (наследниками) по В.Г.Крогиусу, что определяется сформированностью градостроительной культуры. Исходя из этого в исследовании дано определение «архитектурно-исторической среды» как системы созданных человеком и природой пространств, решенных средствами архитектуры и обладающих осознанной историко-культурной ценностью и целостностью, отличающихся узнаваемостью, своеобразием и самоидентификацией (кодом идентичности). Архитектурно-историческая среда в исследовании рассматривается с двух позиций: 1)необходимости сохранения целостности и многообразия всего историко-культурного потенциала территорий на разных планировочных уровнях (вектор охраны); 2)предопределенности процессов ее развития (вектор обновления).

В работе классифицированы практические подходы к охране наследия, среди которых: 1)историко-художественный, имеющий в качестве объекта исследования отдельные памятники и направленный на их восстановление; 2)охранное средовое зонирование на уровне ансамблей и фрагментов застройки; 3)ландшафтное градостроительное зонирование, охватывающее территории исторических центров и городов в целом и учитывающее их вертикальную композицию, 4)ценностное территориальное зонирование и районирование для целей регионального развития исходя из историко-культурного потенциала территорий.

Для каждого из территориально-планировочных уровней на основе отечественного и зарубежного опыта, дополненного обширными материалами авторской фотофиксации, классифицированы задачи системного (стратегического и оперативного) планирования. На уровне «исторический регион» преобладает вектор охраны. Наблюдается перевес над практическими решениями проектных и теоретических задач, которые сводятся к стратегическим (историко-культурное и рекреационное районирование территорий, разработка туристических экспозиций, создание национальных парков и музеев «под открытым небом» и др.) и локальным, являющимся условием решения стратегических задач (развитие пешеходно-транспортной сети, обеспечивающей доступность объектов наследия удаленных территорий и др.). На уровне «исторический город» наиболее остро противостоят вектор охраны и вектор обновления. Решаются основные или охранительные задачи (выявление совокупного культурного потенциала территорий, охранное зонирование - в теории, восстановление уникальных объектов, обновление архитектурно-исторической среды - на практике) и сопутствующие задачи (оптимизация инженерных и транспортных инфраструктур, развитие объектов туристического сервиса и системы общегородских центров и др.), которые касаются одновременно теории и практики. На уровне «исторический квартал» преобладает вектор обновления. Наблюдается перевес практических, проектных задач над научно-теоретическими.

Итак, на текущем этапе, по мере укрупнения проектных задач и с изменением отношения к самому наследию, очевидным становится разрыв между теорией и практикой: 1)на уровне стратегического планирования («исторический регион» и отчасти «исторический город») наследие оценивается с позиций его коммерческой привлекательности в направлении развития рекреационно-туристической деятельности; 2)на уровне оперативного планирования («исторический квартал»), предполагающего преимущественное решение практических задач, наследие воспринимается как фактор сдерживания строительной инициативы.

Отношение к наследию во многом обусловлено развитием градостроительной культуры, в уровне которой в нашей стране (особенно в российской провинции) наблюдается некоторое отставание в сравнении с рядом зарубежных стран:

в сфере управления (процесс формирования государственной законодательной базы по охране наследия отстает в среднем на 25-30 лет; принятые местные законы об охране памятников, утвержденные реестры наследия и проекты охранных зон во многих регионах отсутствуют);

в социальной сфере (ослабленное в провинции функционирование общественных организаций – ВООПИК, недостаточный опыт цивилизованного формирования общественного мнения посредством организованных общественных слушаний);

в сфере образования (появление реставрационного образования и образования в сфере туристического сервиса запаздывало в столичных городах на 20-30 лет, в провинциальных – на 30-40 лет, подготовка таких специалистов как интерпретаторы наследия отсутствует);

в экономической сфере (благотворительные организации для контроля и выделения субсидий на охрану наследия, по аналогии с Национальными трестами за рубежом, не получили широкого распространения);

в профессиональной сфере (реализация крупномасштабных проектов и программ по возрождению наследия отстает в провинции на 20-30 лет).

Анализ проектной практики, отражающей вектор обновления, позволил выявить принципиальные планировочные схемы развития архитектурно-исторической среды городов: 1)модель дистанционного концентрированного развития; 2)модель дистанционного дисперсного развития; 3)модель комплексного планового развития; 4)модель избирательного обновления; 5)модель скрытого обновления застройки.

Анализ документации стратегического планирования, отражающей вектор охраны, показал несколько принципиальных схем градостроительного охранного зонирования, выбор которых определяется градостроительной историей поселения: 1)очаговая дислокация зон концентрации наследия в среде малоценной застройки; 2)очаговая дислокация «лакун» в среде целостной исторической застройки («Санкт-Петербургский вариант»); 3)административно-территориальный принцип, когда границы охранных зон привязываются к административному делению города («Московский вариант»). В дополнение к перечисленному, автором предложен историко-типологический принцип зонирования (см. главу 4).

Выбором схем охраны и обновления архитектурно-исторической среды во многом определяется стратегия градостроительного развития поселения, среди которых выделяются: «европейский континентальный вариант” (контекстный), связанный с сохранением целостности исторической среды и четким соблюдением зонных законов; “европейский британский вариант” (нюансный), отличающийся системой продуманных новых доминант и ориентиров, создающих диалектическую картину постмодернистского пространства; “американский вариант” (контрастный), ведущий к чересполосице застройки и нарушению целостности архитектурно-исторической среды. Выбор стратегии обусловлен давностью городской истории, степенью сохранности исторической застройки и сформированным общественным мнением в отношении наследия (градостроительной культурой). Самара на настоящий момент следует «американскому варианту», что делает проблему «охрана-обновление» очевидной. Это второй российский город, после Москвы, для которого был составлен совместный отчет MAPS (Московского общества охраны наследия) и международной организации SAVE Europe`s Heritage (2009 г.).

Задачи сохранения и обновления архитектурно-исторической среды глобализируются в силу социально-экономических причин развития общества и решаются на уровне разработки следующих документов (илл.1): 1)систематических исследований; 2)стратегического планирования; 3)оперативного планирования. Систематические исследования рассмотрены во второй главе диссертации. Стратегическому планированию в сфере охраны культурного наследия посвящены третья и четвертая главы. Вопросы оперативного планирования раскрыты в пятой главе исследования.
Глава 2 «СИСТЕМАТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ АРХИТЕКТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ СРЕДЫ» раскрывает состав и содержание предварительных исследований в сфере охраны наследия (вектор охраны) и включает: 1)историко-градостроительные и градостроительные обоснования, представляющие собой комплексные исследования, предшествующие разработке градорегулирующей и охранительной документации, выполняемые для условий исторических поселений; 2)инвентаризационные исследования по объектам недвижимого наследия, охватывающие весь историко-культурный потенциал городов (поселений) и регионов или отдельный вид, тип, категорию наследия; 3)историко-культурную экспертизу, которой могут подвергаться объекты культурного наследия, проектная документация или строительная деятельность в условиях исторических городов и регионов; 4)мониторинговые исследования, представляющие собой форму контроля за состоянием архитектурно-исторической среды; 5)ведение учетной документации, а именно составление реестров, учетных карточек и паспортов объектов наследия с возможностью создания на их основе информационных баз данных (илл.2). По каждой из перечисленных позиций проанализирована, дополнена и апробирована на примере Самарской области система учета, оценки и контроля за состоянием наследия.

Раскрыт алгоритм исследований архитектурно-исторической среды города в составе историко-градостроительных и градостроительных обоснований, который содержит анализ ландшафтной и культурологической ситуации, композиции плана поселения, вертикальной композиции поселения и особенностей её восприятия, застройки и её типологии. В целом комплексная оценка компонентов архитектурно-исторической среды позволяет рассматривать любой объект культурного наследия как часть большой системы «историческое поселение» или «исторический регион». Результатом историко-градостроительных обоснований может стать выделение на территории города историко-типологических слоев, отличающихся достаточно однородной по морфологии, датировке, имущественной принадлежности, капитальности, ценности и стилистике застройкой.

Организацию инвентаризационных и мониторинговых исследований желательно предварять разработкой методики ведения работ с целью координации действия экспертов и формирования общего понятийного аппарата. Для этих целей в исследовании: конкретизировано понятие предмета охраны объектов культурного наследия, т.е. тех качеств, которые составляют ценность и осознаны как социально значимые для передачи будущим поколениям; отмечены легитимные (памятники, ансамбли, достопримечательные места, вновь выявленные объекты культурного наследия) и нелегитимные понятия (комплексы, ценная застройка, рядовая застройка), в чем видится сложность сохранения целостности архитектурно-исторической среды; дополнены известные (по О.И.Пруцыну) критерии ценности застройки (типологической ценностью, определяемой принадлежностью к историко-типологическому слою, особому функциональному ряду и раритетностью наследия – уникальностью, специфичностью, типичностью). В работе рекомендована трехступенчатая система определения историко-культурной ценности объекта («эксперт – рабочая экспертная группа – инвентаризационная комиссия») как обеспечивающая максимальную достоверность получаемой информации.

Обозначен примерный состав заключения историко-культурной экспертизы о ценности наследия, который не оговаривается в «Положении о государственной историко-культурной экспертизе» №569 15.07.2009 г., но является необходимым для получения обоснованных и достоверных ее результатов: описание целей и задач; копии архивных документов, в том числе проектной документации; исторические справки; сведения о бывших собственниках; информация о структурной организации территории и её парцелляции; материалы фотофиксации; результаты натурных обследований, в том числе описание объектов по формам инвентаризационных или мониторинговых исследований; графические материалы (схематический генеральный план, историко-культурный опорный план, на котором графическими средствами обозначается предмет охраны культурного наследия); заключение с основными выводами и рекомендациями.

Рассмотрена классификация мониторинговых работ в сфере охраны наследия: по содержанию работ (мониторинг культурного наследия и экологический мониторинг наследия); по периодичности ( комплексный или системный - один раз в 10 лет, текущий мониторинг - ведется постоянно). В исследовании отмечены этапы ведения мониторинговых работ и обозначены объекты мониторинговых исследований. Поступающие сведения могут иметь различный характер: конкретно-объектный, касающийся развития наследия во времени, или аналоговый, раскрывающий историю близких по каким-либо параметрам объектов и территорий.

Критический анализ готовящегося к принятию проекта Положения о едином Государственном реестре показал, что формой учетной карточки объекта наследия не предусмотрена такая ключевая позиция, как «предмет охраны», введенная в обиход в соответствии с N 73-ФЗ от 25.06.2002. На опыте проводимых в 1991-1993 и 2001-2005 гг. инвентаризационных и мониторинговых исследований историко-культурного наследия Самарской области в работе предлагается разделить состав учетной документации по видам наследия (памятникам, ансамблям и достопримечательным местам), что ранее не делалось. Для памятника обязательным является указание его градоформирующей роли, критериев ценности, предмета охраны и раритетности (уникальное, специфичное, типичное наследие), описание границ территории объекта, наименование зон охраны. Для ансамбля особо важным видится описание составляющих его объектов, границ территории, его композиционной структуры с выделением главных и второстепенных элементов и целостности на текущий момент. Для достопримечательного места акцент делается на исторических событиях и исторической городской топонимике, которыми обусловлена его ценность.

В исследовании предложена классификация наследия по планировочным признакам: 1) точечные объекты (на уровне региона – исторические города и поселения; на уровне города и квартала – отдельные объекты наследия); 2) структурные объекты, подразделяющиеся на линейные (на уровне региона – водоемы, исторические тракты и ж/д, линейная фортификация; на уровне города – исторические улицы и переулки, акватории, набережные, овраги и водоразделы, визуальные коридоры; на уровне квартала – участки улиц, аллей, бульваров, красные линии застройки, «бровки» и террасы рельефа, направления раскрытия вида, визуальные коридоры, пешеходные связи) и узловые (на уровне региона – национальные парки и иные особо охраняемые территории, исторические города-центры; на уровне города и квартала – площади, скверы, парки); 3) зональные объекты (на уровне региона – территории историко-культурного, природно-ландшафтного и археологического назначения; на уровне города – археологический культурный слой, некрополи, парки, сады, скверы, историко-типологические слои, визуальные бассейны объектов культурного наследия и зоны формирования видов; на уровне квартала – землевладения, археологический культурный слой, музеи-заповедники и др.). Отсутствие данной классификации, удобной с позиций составления документации стратегического и оперативного планирования, приводит к тому, что часть наследия остается без должного внимания и не подлежит системной государственной охране.

Ведение реестров охраняемого наследия в нашей стране затруднено ввиду территориальной разобщенности регионов, существенного объема принятого на охрану наследия (100 тыс.) и вновь выявленных объектов (140 тыс.). Свидетельством этого служат разнообразные формы ведения реестров и баз данных наследия субъектов федерации. Требования, которым должна отвечать охранительная документация, это: 1) полнота информации на уровне реестров, учетных карточек и паспортов; 2) системность и единообразие в подаче и хранении информации. Одно на практике часто вступает в противоречие с другим. Способ разрешения этого противоречия видится в укреплении методологических основ охраны.


Глава 3 «СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ АРХИТЕКТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ СРЕДЫ РЕГИОНА (в составе СТП)» раскрывает алгоритм территориального планирования архитектурно-исторической среды на уровне «исторический регион» и основывается на опыте выполнения рекреационно-охранительного раздела Схемы территориального планирования (СТП) Самарской области.

Архитектурно-историческая среда Самарской области представляет собой своеобразный образец провинциального зодчества, сформировавшегося под влиянием различных архитектурных школ: правобережный морфотип с малым историческим городом Сызрань - обнаруживает в деревянной и каменной архитектуре признаки древнерусского зодчества Владимиро-Суздальской школы; левобережный морфотип с крупным историческим городом Самара - проявляет влияние Санкт-Петербургской и Московской школ. Различие по типам сред отражает основные пути развития регионов Поволжья, разделенных руслом р.Волги. Специфика архитектурно-исторической среды региона определяется: 1)наличием природно-культурного феномена – НП «Самарская Лука» с археологическим памятником - булгарским городом «Мюран» у с.Валы; 2)многонациональным составом населения (русские, украинцы, белорусы, мордва, чуваши, казахи, башкиры, татары, евреи, немцы, поляки, эстонцы); 3)природно-климатическими условиями, привлекавшими в регион известных творческих личностей (писателей Л.Н.Толстого, А.Н.Толстого, Н.Г.Гарина-Михайловского, А.М.Горького, художников И.Е.Репина, Ф.А.Васильева, С.В.Иванова и др.); 3)развитием в регионе особой формы бальнеологии – кумысолечения; 4)уникальной сохранившейся Ново-Закамской укрепленной линией (180 из 230 км находятся в Самарской области). Исторические города Самара и Сызрань и современный город Тольятти составляют основу Самаро-Тольяттинской агломерации, закольцованной вокруг Самарской Луки. От неё радиально расходятся исторические оси расселения, по которым происходило накопление историко-культурного потенциала края. В этом заключен код идентичности региона.

В основу концепции стратегического территориального планирования архитектурно-исторической среды положено представление об историко-культурном каркасе региона. Его формирование шло по направлениям: 1) гидрографической сети, имеющей определяющее значение в системе расселения; 2)исторических почтовых и торговых трактов (Казанский тракт в Правобережье, Оренбургский тракт шириной 200-300 м и длиной 320 км в Левобережье), 3)скотопрогонных дорог (Самара-Уральск шириной 21,3-42,7 м,); 4)линейной фортификации (Ново-Закамская укрепленная линия, 1732-1733 гг. и Самарская засечная черта, 1737 г.); 5) железных дорог (Самара-Златоустовская ж/д, 1888 г. и др.). В историко-культурном каркасе Самарской области выделяются главные планировочные оси шириной 8-12 км, основные – 5-8 км, второстепенные – 2-4 км. Данные территории рассматриваются как приоритетные направления развития региона, с которыми совпадают как вектор охраны, так и вектор обновления. Прогноз планируемого освоения ресурсного потенциала территорий также связан с локализацией основного потребителя рекреационных услуг – городского населения. Районы за пределами каркаса обладают небольшим запасом культурных ценностей. В этом случае «легенду места» необходимо воссоздавать и культивировать. Предполагается последовательное подключение к сети рекреации и туризма: территорий в пределах городских агломераций; территорий по основным осям расселения региона; особо охраняемых природно-исторических территорий; территорий по второстепенным осям расселения; удаленных территорий. Последовательность освоения рекреационного ресурса может меняться в результате интерпретаторской деятельности.

Составом рекреационно-охранительных разделов СТП могут предусматриваться: 1)обосновывающая часть с выработкой проектной концепции; 2)проектная часть, представляющая собой прогнозную модель развития архитектурно-исторической среды (вектор обновления); 3)регулятивная часть, направленная на регламентацию хозяйственной активности в условиях архитектурно-исторической среды (вектор охраны).

В содержании обосновывающей части (илл.3) материалов территориального планирования архитектурно-исторической среды могут быть указаны основные задачи планирования в сфере охраны наследия относительно территорий исторического региона, исторических поселений и направлений их рекреационного развития. Выявленный природно-ландшафтный и историко-культурный ресурсный потенциал территории представляет собой места инвестиционной привлекательности и составляет основу туристско-рекреационных кластеров региона и отдельных муниципальных районов в его составе. Концепция раздела СТП может быть направлена на раскрытие возможности роста малых поселений региона как очагов народной культуры, привлекательных своей самобытностью и не имеющих иных рычагов развития. Для оценки ресурсного потенциала территорий предлагается следующий алгоритм: структурно-типологический принцип оценки (1) с выделением точечных, зональных и структурных (линейных и узловых) объектов; дифференцированный сетевой принцип оценки (2) ресурсного потенциала (уникальное, специфичное и типичное наследие); плотностный принцип оценки (3) рекреационного ресурса (территории с высоким, средним и низким историко-культурным потенциалом), социальный принцип оценки (4) рекреационной привлекательности территорий по данным соцопросов.

Содержание проектной части (илл.3) материалов территориального планирования архитектурно-исторической среды (вектор обновления) понимается как прогноз развития территорий исходя из её комплексного анализа и может отражать: структуру туристско-рекреационного кластера (1) региона (узлы рекреационной активности, опорные «точки роста», приоритетные направления развития); статус территорий (2), обладающих особыми режимами охраны (зоны особого экономического развития, археологические и охранные зоны); статус поселений (3) в зависимости от содержащегося в них или в их окрестностях наследия, которое определяет их дальнейшую рекреационную специализацию (туристические центры и туристические пункты); направления развития инфраструктуры территории
(4) региона (доступность, благоустройство, сервисное обслуживание и информационное обеспечение рекреационных зон); виды рекреации и туризма (5) в зависимости от потенциала наследия; маршрутизацию туризма (6) в зависимости от его локализации (городские, пригородные, муниципальные, региональные и межрегиональные маршруты).

Содержание регламентирующей части (илл.4) материалов территориального планирования архитектурно-исторической среды (вектор охраны) может предусматривать зонирование территории региона и определение мероприятий, способствующих регулированию хозяйственной деятельности в границах рекреационных и охранных зон: рекреационное районирование (1) территорий региона с определением перспективных направлений туристической специализации муниципальных районов; зонирование территорий по составу рекреационного ресурса (2) в зависимости от историко-культурного или природно-ландшафтного потенциала территорий; зонирование территорий по очередности освоения рекреационного ресурса (3) с выделением мест инвестиционной привлекательности; определение территорий приоритетного развития в отношении потребителя рекреационных услуг (до 35-50 км - повседневная рекреация, до 70-100 км - отдых выходного дня) с выделением зон интенсивного и экстенсивного развития рекреации (4); мероприятия по развитию рекреационного комплекса (5) региона, подразделяющиеся на первоочередные задачи и долгосрочную перспективу.

В прикладном аспекте в исследовании приведены материалы рекреационно-охранительного раздела СТП Самарской области (илл.9). В развитие мероприятий СТП сделаны предложения по составу проектной документации региональных Проектов и Программ (6), которые предполагают: разработку стратегии рекреационного развития; архитектурное проектирование туристско-рекреационных комплексов (ТРК); технико-экономическое и экологическое обоснования с этапами реализации проекта или программы. Под региональные программы чаще попадают объекты в зонах интенсивного развития (по направлениям историко-культурного каркаса), разработка региональных проектов обычно осуществляется как для зон интенсивного, так и экстенсивного развития. Их инициализация является одной из форм интерпретаторской деятельности в регионах.

скачать файл


<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Градостроительное регулирование архитектурно-исторической среды
712.69kb.
Чжу Бинсы принципы Формирования планировочной и функциональной структуры туристской системы Пекина и его пригородов специальность 18. 00. 04 «Градостроительство, планировка сельских населённых пунктов»
328.84kb.
Вопросы к зачету по механике сплошной среды
51.05kb.
Н. К. Иконникова Научный журнал: овеществление идей и социальных связей
17.14kb.
Содержатся материалы по проблематике отходов производства и потребления, экологического образования, эколого­просветительской деятельности, общественных экологических организаций
6629.82kb.
Чрезвычайные ситуации техногенного характера Понятие аварии, катастрофы
92.83kb.
1. Регулирование координат дптнв с ном
32.88kb.
2. Сохранение и улучшение качества окружающей человека среды является важной проблемой, влияющей на благосостояние народов и экономическое развитие всех стран мира
120.27kb.
Защита диссертации состоится «25» сентября 2009 года в 11 часов на заседании Диссертационного совета д 217. 003
425.39kb.
3 Глава I. Правовое регулирование Банкротства кредитных организаций в России 5
453.83kb.
И. Г. Малков, М. М. Власюк, О. Н. Коновалова архитектурно-строительное проектирование современных железнодорожных вокзальных комплексов учебно-методическое пособие Гомель 2012
589.63kb.
Регулирование плодородия солонцовых почв каштановой зоны в условиях рисосеяния
419.28kb.