grandov.ru страница 1страница 2страница 3страница 4
скачать файл
А. ГАЛОГАНОВ,

кандидат юридических наук, Заслуженный юрист Российской Федерации,

президент Адвокатской палаты Московской области
ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

ОБ АДВОКАТУРЕ И АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
До принятия Закона об адвокатуре1 на территории России не существовало документально зафиксированных, формализованных в виде нормативно-правовых актов процедур оказания квалифицированной юридической помощи населению. С принятием указанного нормативно-правового акта ситуация некоторым образом улучшилась, но, вместе с тем, остались неразрешенными масса вопросов в области оказания гражданам задекларированной в Конституции РФ юридической помощи. Так, если сам процесс судопроизводства или, допустим, предварительного следствия, дознания подвержен строгой регламентации, что исключает возможность спекулирования судом своим процессуальным положением, то процедура оказания юридической помощи формально не привязана ни к одному нормативно-правовому акту. Возможно, именно поэтому на сегодняшний день лишь небольшой процент граждан РФ могут с уверенностью сказать о том, что они смогли получить квалифицированную юридическую помощь. Процент же лиц, имеющих представление о процедуре получения данной юридической помощи (за исключением самих оказывающих данную помощь), а равно – представляющих какие они имеют гарантии, что получаемая ими помощь окажется именно квалифицированной, стремится к нулю2.

Рассматривая следующую из выделенных предпосылок, следует заметить, что в связи с отсутствием регламентации в области деятельности российских адвокатов за границей и получатели юридической помощи и сами адвокаты находятся в равном положении субъектов, чьи права и обязанности не урегулированы правом. В этой связи можно еще раз выразить сожаление относительно отсутствия у федерального законодателя попыток интегрировать российский институт адвокатуры в общемировую правозащитную систему.

По причине отсутствия правового регулирования деятельности адвокатов на территории других государств, а равно – отсутствия регулирования деятельности иностранных адвокатов на территории Российской Федерации (в последнем случае ситуация не столь запущена3), российский институт адвокатуры фактически является территориально и нормативно локализованным образованием. В настоящее время в указанном направлении со стороны адвокатских образований уже стали предприниматься определенные шаги. В частности на территории Российской Федерации действует Международный Союз (Содружество) адвокатов, образованный еще в 1992 году как правопреемник Союза адвокатов СССР, адвокатов Армении, Беларуси, Молдавии, России, Казахстана, Киргизии, Узбекистана и Украины, а также группу адвокатов Западной Европы.

Как отмечает президент Международного Союза (Содружества) адвокатов Г.А. Воскресенский, основной задачей Союза является обеспечение солидарности, сотрудничества и взаимопомощи адвокатов стран СНГ и других государств. Во исполнение этой задачи Президиум Международного Союза (Содружества) ежегодно организует научно-практические конференции в иностранных государствах, с целью изучения опыта работы адвокатов зарубежных стран, установлению деловых контактов и сотрудничества адвокатов4. В частности, в сентябре 2004 г. на Украине в городе Киеве президиумы Международного Союза (Содружества) и Союза адвокатов Украины провели совместное совещание, посвященное укреплению деловых связей между адвокатами России и Украины. Участники совещания поддержали соглашение Президентов Беларуси, Казахстана, России и Украины о формировании на территории этих стран Единого экономического пространства и пришли к выводу, что важнейшим условием претворения в жизнь этого соглашения является образование Единого правого пространства. При подготовке Концепции этого правового пространства участники совещания пришли к выводу о необходимости разработки единой системы правового регулирования экономических и финансовых отношений для всех участников соглашения, а также гармонизации законодательства этих стран в той мере, в какой это необходимо для формирования Единого экономического пространства5.

Таким образом, со стороны адвокатских объединений Российской Федерации уже предпринимаются попытки (пусть даже только двухсторонние) унификации правил оказания юридической помощи адвокатами и правил деятельности адвокатов на территории иностранных государств. Вместе с тем, в данной ситуации двухсторонние соглашения не могут коренным образом изменить существующую ситуацию. В данном случае необходимы конкретные шаги со стороны федерального законодателя в рамках присоединения к общемировым стандартам и принципам в области адвокатской деятельности, что, свою очередь, будет способствовать процедуре интеграции российской адвокатуры в мировую правоохранительную систему. Иными словами, отсутствие правового регулирования деятельности адвокатов на территории других государств, указанное доктором юридических наук, профессором А.Х. Саидовым в качестве предпосылки дальнейшего реформирования института адвокатуры, актуально и для российского законодательства.

Следующая предпосылка, выделяемая А.Х. Саидовым, это - отсутствие непрерывной и целостной системы подготовки и переподготовки профессиональных и научно-педагогических кадров адвокатуры. По мнению председателя Коллегии адвокатов Согдийской области Республики Таджикистан, М.С. Усмановой, адвокат должен постоянно работать над повышением своего профессионального уровня и кругозора, в том числе путем участия в семинарах, конференциях, обучения в системах повышения квалификации или стажировки, выезжать за рубеж, в страны СНГ. Однако, как справедливо замечает Усманова М.С., из-за нехватки финансирования адвокаты не имеют доступа к обучению и образованию в сфере прав человека, механизмов защиты и не имеют возможности пройти обязательное образование по вопросам последних новаций в законодательстве, развития правоприменительной практики и вопросам рациональной организации адвокатской деятельности.

Представляется, что вопрос обязательной профессиональной подготовки и переподготовки адвокатских кадров в Российской Федерации должен быть решен положительно по следующим причинам:

1. Законодательство Российской Федерации подвержено постоянным изменениям. Один человек не в состоянии отследить все изменения, соотнести эти изменения в законе с действующими нормативно-правовыми актами. Кроме того, не секрет, что большую роль в деятельности адвоката играет знание судебной практики и умение ее применять. Так же важно отметить, что в дальнейшем поток изменяющееся информации будет только расти и ее систематизация и усвоение могут отнимать значительное количество времени у адвоката в ущерб его основной деятельности.

2. Практически все субъекты правоохранительной системы: суды, прокуратура, органы внутренних дел, обладают серьезной системой переподготовки своих кадров. Тем самым, указанные органы признают ценность обязательной профессиональной подготовки и переподготовки и широко используют ее в своей деятельности. В то же время российская адвокатура до сих пор оставляет вопросы профессиональной подготовки и переподготовки на усмотрение самих адвокатов, действуя по принципам: "децентрализованность и необязательность".

Таким образом, в Российской Федерации для поддержания необходимого уровня профессиональной подготовки, подтверждения адвокатом знаний текущего законодательства и правоприменительной практики, для непрерывного образования необходимо учредить институт повышения квалификации адвокатов (либо – Центр), или организовать специализированные курсы повышения квалификации адвокатов. При этом необходимо раз в три года повышать квалификацию адвокатов в институте или центре повышения квалификации. Из-за отсутствия финансирования необходимо взаимодействовать с международными организациями в этом учебном процессе, разработать Положение об учебном центре, написать проект о проведении обучения адвокатов, привлечь научно-методический совет, который разработает единую методику профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов, помощников и стажеров, поможет привлечь научные организации и учебные заведения6.

В настоящее время российская адвокатура, признавая профессиональную подготовку и переподготовку кадров адвокатов одной из самых острых корпоративных проблем, самостоятельно в рамках различных адвокатских образований осуществляет мероприятия, направленные на решение указанной проблемы. В частности, Международный Союз (Содружество) адвокатов ежегодно организует научно-практические конференции в иностранных государствах. По состоянию на январь 2005 года было проведено 24 научно-практических конференции в странах Европы, Америки, Азии и Северной Африки, которые способствовали изучению опыта работы адвокатов зарубежных стран, установлению деловых контактов и сотрудничества адвокатов, а также организации интересного и полноценного отдыха адвокатов и их семей. На конференциях обсуждались вопросы о роли и незаменимости адвокатов в демократическом обществе, об организации деятельности адвокатуры в иностранных государствах, нравственных основах адвокатской деятельности, о регламенте и практике Европейского Суда по правам человека. В 2005 году Международный Союз (Содружество) адвокатов организовал 2 научно-практические конференции в Индии и в Германии. В Индии изучались организация и опыт работы адвокатов штата Гоа, а в Германии социальные права адвокатов, страхование профессиональной деятельности, а также условия работы иностранных адвокатов в государствах Европейского Союза7.

Вместе с тем, признавая проблему и решая ее подобными локальными способами, российские адвокатские образования не могут (да и не стремятся) лишить ее актуальности. В данной ситуации необходимо внести определенные изменения в само российское законодательство об адвокатуре, причем, поставив во главу угла не только организационные аспекты профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов, но и формализовав в законе обязательность данных мероприятий для лиц, желающих оставаться в статусе адвоката.

Кроме того, здесь следует признать в качестве обязательной характеристики этой подготовки и переподготовки: ее системность, непрерывность и целостность. Иными словами, на территории Российской Федерации необходимо создать целую сеть филиалов института повышения квалификации адвокатов, каждый из которых будет обслуживать определенный ограниченный по территориальному признаку "набор" адвокатских образований.

Помимо предпосылок, перечисленных доктором юридических наук, профессором А. Х. Саидовым, применительно к российской правовой системе, а также - организационной, финансовой и материально-технической обеспеченности российской адвокатуры, можно выделить и другие предпосылки реформирования института адвокатуры на территории Российской Федерации:

1. Наличие определенной зависимости адвокатских образований от деятельности органов государственной власти субъектов РФ8: например, закрепление за региональным бюджетом обязанности по материально-техническому и финансовому обеспечению оказания юридической помощи адвокатами (пусть даже и в труднодоступных и малонаселенных местностях); а также - предоставление субъектам РФ полномочий в области формирования квалификационных комиссий9.

2. Игнорирование государством своей обязанности обеспечивать гарантии независимости адвокатуры, зафиксированной в п. 3 ст. 3 Закона об адвокатуре. Так, Министерство юстиции РФ, осуществляя, в соответствии со своими обязанностями10, функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере адвокатуры, достаточно формально подходит к своим обязанностям, что подтверждается минимальным количеством нормативно-правового материала, посвященного адвокатуре и вышедшего из стен данного Министерства. Причем, практически все указанные акты ничего общего не имеют с обязанностью государства обеспечивать гарантии независимости адвокатуры.

3. Отсутствие реальной независимости адвокатов. Данная предпосылка перекликается с предыдущей. В настоящее время национальное законодательство РФ не содержит пояснений, создающих гарантии независимости адвокатской деятельности от неуместного вмешательства государства. Проведение всех процессуальных действий в отношении адвоката регулируются общими нормами уголовно-процессуального законодательства и не предполагает дополнительных процессуальных гарантий, которые учитывали бы публичный характер адвокатской деятельности.

В соответствии с п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре, проведение оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения. Вместе с тем, действующим Уголовно-процессуальным кодексом РФ11 не предусмотрено получение судебного решения для проведения оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката. При этом в данном нормативно-правовом акте в ст. 447 к категориям лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, отнесены в том числе и адвокаты.

Отмечая, что в настоящее время конфликт Уголовно-процессуального кодекса РФ и Закона об адвокатуре обостряется, суды трактуют эту спорную ситуацию и в ту и в другую сторону. Так, Постановлением судьи Дорогомиловского районного суда города Москвы от 02 февраля 2005 года была отклонена жалоба адвокатов адвокатского бюро "Адвокатская фирма "Юстина" на постановление следователя ЗАО г. Москвы Яременко Е. В. о производстве выемки (обыска) в помещениях адвокатского бюро12. Судья отклонил доводы заявителей, которые указывали на то, что данное постановление было вынесено с нарушением п. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре в отсутствие судебного решения относительно проведения выемки (обыска) в помещениях адвокатского бюро, и мотивировал свое решение тем, что для проведения данного судебного действия не требуется судебного решения, что подтверждается действующим Уголовно-процессуальным кодексом РФ.13

На данное постановление в Судебную коллегию Московского городского суда была подана кассационная жалоба14. В ней заявители указали на то, что отсутствие в Уголовно-процессуальном кодексе РФ положения о необходимости получения следственными органами судебного решения для проведения обыска в помещениях адвокатского бюро, не означает, что нормы другого закона, в котором такое положение есть, не должны применяться. При этом в кассационной жалобе была приведена ссылка на Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. № 13-П, в соответствии с которым приоритет Уголовно-процессуального кодекса РФ перед другими обычными федеральными законами не является безусловным, а ограничен рамками специального предмета регулирования, которым, как это следует из его статей 1-7, является порядок уголовного судопроизводства, т.е. порядок производства (досудебного и судебного) по уголовным делам на территории РФ. Здесь же было указано на то, что Уголовно-процессуальный кодекс РФ, согласно ч. 1 ст. 1, устанавливающий порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации будучи обычным федеральным законом, не имеет преимущества перед другими федеральными законами с точки зрения определенной непосредственно Конституцией РФ иерархии нормативных актов. В отношении федеральных законов как актов одинаковой юридической силы приоритетными признаются нормы того закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений15. Таким образом, ч. 1 и 2 ст. 7 Уголовно-процессуального кодекса РФ не противоречат Конституции РФ, поскольку содержащиеся в них положения о приоритете Уголовно-процессуального кодекса РФ перед иными федеральными законами и нормативными правовыми актами - по их смыслу в системе действующего правового регулирования - не подразумевают разрешение возможных коллизий между данным Кодексом и какими бы то ни было федеральными конституционными законами и распространяются лишь на случаи, когда положения иных федеральных законов, непосредственно регулирующие порядок производства по уголовным делам, противоречат Уголовно-процессуальному кодексу РФ.

В результате Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда признала доводы данной кассационной жалобы обоснованной, отменила постановление Дорогомиловского районного суда от 02 февраля 2005 года и признала постановление следователя ЗАО г. Москвы Яременко Е. В. о производстве выемки (обыска) в помещениях адвокатского бюро незаконным.

В данной связи, учитывая, что Закон об адвокатуре не только не противоречит, а даже дополняет уголовно-процессуальное законодательство, необходимо ч. 5 ст. 450 УПК РФ изложить в следующей редакции: "Следственные и иные процессуальные действия, осуществляемые в соответствии с настоящим Кодексом не иначе как нa основании судебного решения, в отношении лица, указанного в части первой статьи 447 настоящего Кодекса, если уголовное дело в отношении его не было возбуждено или такое лицо не было привлечено в качестве обвиняемого, производятся также на основании решения суда, указанного в части первой статьи 448 настоящего Кодекса".

скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
На территории России не существовало документально зафиксированных, формализованных в виде нормативно-правовых актов процедур оказания квалифицированной юридической помощи населению
353.05kb.
Начальник угпн главного управления мчс россии по Приморскому краю полковник внутренней службы
229.92kb.
Конвенция "О биологическом разнообразии", Рио-де-Жанейро, 05. 06. 1992, ратифицирована 05. 04. 1995 Федеральным законом от 17. 02. 1995 n 16-фз
27.79kb.
Статья Цель общественного телерадиовещания
245.3kb.
Управление образованием
146.12kb.
В юридической науке в последнее время наметились изме­нения, касающиеся категории «конфедерация»
210.73kb.
Инструкция № р-15 по оказанию первой помощи при несчастных случаях и внезапных заболеваниях I. Правила оказания первой помощи
183.02kb.
I. Система муниципальных правовых актов Общая характеристика правовой базы
483.56kb.
Методические рекомендации по проведению антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов
168.26kb.
Участники негосударственной системы бесплатной юридической помощи в Республике Бурятия
752.35kb.
Гуз «скдиб» оказывает услуги по следующим стандартам оказания медицинской помощи
62.86kb.
Особенности квалифицированной помощи
173.73kb.