grandov.ru   страница 1 ... страница 2страница 3страница 4
скачать файл

Дейч вспоминает, что Максим Рыльский "был одним из самых остроумных людей, которых я встречал в жизни. Его письма так и искрятся юмором. В августе 1948 г. мы с женой жили в Ирпене, а Максим Фаддеевич с Екатериной Николаевной должны были поехать в Москву. Мы дали им ключи от своей квартиры. Вернувшись из Москвы, Рыльский прислал нам письмо, якобы отправленное нашей кошкой Машкой! "Александру Иосифовичу Дейчу и высокоуважаемой его жене Евгении Кузминичне от кошки Машки всеподданическое донесение:

Божественные мои хозяева!

Не посоветовавшись со мной, вы позволили поселиться в нашей квартире старым баловникам Рыльским. Сначала меня это очень волновало, тем более, что мне были известны некоторые идейные срывы в творчестве Рыльского. Но с помощью неплохой ветчины и пристойных отбивных нашим временным постояльцам удалось установить со мной добрососедские отношения, которые в результате переросли в искреннюю дружбу. Я решила закрыть глаза на некоторые их непорядочные проделки. Моя скромность укрепила нашу дружбу. Не без слез провожая упомянутых Рыльских в их родовое имение Киев с местечком Ирпенем, шлю вам низкий поклон и самое душевное мурлыканье. Собственной лапкой Машка. Передаю ключи и письма. Как грустно быть одинокой! 4.08.1948 г."

В последние годы жизни Рыльский много думал об этической ценности добра. Что любить и что ненавидеть? На этот вопрос так или иначе отвечают все писатели мира. В цикле стихотворений Максима Рыльского "Таємниця осіннього міста" есть стих "Що я ненавижу і що я люблю."

№№23-25. Дом построил в 1900 г. арх. Крауз как доходный дом дворянина Виталия Венедиктовича Панфиловича. Фасад оформлен в стиле Киевский ренессанс. Портал фланкируют колонны коринфского ордера, над входом – женский маскарон, крупные подоконные вставки. В этом доже жила жена Льва Симиренко – Альдона Эмильтевна Симиренко с сыновьями Платоном и Владимиром. История их знакомства романтична. Лев Платонович в молодости грешил революционными идеями, был в коммуне Дебогория-Мокриевича, затем вошел в группу "Черный передел". Его выдал провокатор, и после года, проведенного в Лукьновской тюрьме, его ссылают в Иркутскую губернию. Там он заболел тифом; его выходила и полюбила польская ссыльная революционерка Альдона Эмильевна Грежецкая (рис. 11). Они обвенчались в тюремной церкви. И после возвращения из ссылки Лев Платонович не имел права жить в Киеве. Он жил в Млееве, Городище. А сыновьям надо было учиться. Вот потому и поселяется Альдона Эмильевна с сыновьями на Тарасовской. Они жили в кв. 19, но сейчас дом полностью перепланировали, и трудно определить, была ли эта квартира в самом доме или в снесенном флигеле (была сквозная нумерация).

Лев Платонович Симиренко был садоводом, он основал знаменитую Млеевскую садово-огородную станцию, вывел много новых плодовых сортов, в том числе знаменитый "Ренет Симиренко" Он был убит выстрелом чекиста в собственном доме в святой вечер 1920 г. А его жена Альдона Эмильевна еще в 1904 г. переехала с сыновьями в Киев. Жили они на ул. Жилянской 31, а затем на Тарасовской №23-25. Мальчики учились в частной гимназии Валькера на нынешней ул. М. Коцюбинского. Володя поступил на сельскохозяйственный факультет КПИ, во время Первой мировой войны он состоял во Всероссийском земском союзе, воевал на румынском фронте. Этот опыт пригодился, когда в 1920 г. после трагической гибели отца он возглавил Млеевскую станцию. Он организовал и возглавил Институт садового и ягодного хозяйства в Китаево, был профессором КПИ, Уманского и Полтавского сельскохозяйственных институтов. Да вот беда - он был не согласен с методами Мичурина: считал, что его методы не обеспечивают длительного сохранения достоинств сортов. И в ночь на Рождество 7 января 1933 г. его арестовали и приговорили к расстрелу. 11 месяцев провел он в камере смертников, затем был отправлен в колонию. Его освободили. 31 декабря 1937 г. он поехал в Москву, и сразу на вокзале новый арест. 18 сентября 1938 г. Владимир Львович Симиренко был расстрелян. Ему было 46 лет. Так погиб проведший детство и юность в этом доме выдающийся украинский ученый, садовод, селекционер, генетик, блестящий организатор, яркая личность, организатор действующего до сих пор института.

Время доказало справедливость позиции В.Л. Симиренко в споре с Мичурином: мичуринские сорта давно забыты, а сорт яблок, созданный В.Л.Симиренко, "Слава победителю" популярен до сих пор.

Осталась его жена Мария Демидовна Уляченко-Цеховская (1890-1979) – учительница, активный деятель Украинского красного креста, и дети – Татьяна и Алексей. Они очутились в оккупированном Киеве без средств к существованию и с уникальной рукописью научного труда Владимира Львовича Симиренко "Частичное сортоведение плодовых культур", которая была написана еще в 1932 г. на 1242 страницах машинописного текста. Этот единственный экземпляр и часть отцовского архива пронесла на своих детских плечах через всю Европу, а затем – через океан в Канаду дочь Татьяна. Мария Демидовна сумела дать детям высшее образование. Алексей Владимирович (1931-1979) стал профессором Миннесотского и Пенсильванского университетов по теории общественных наук, а дочь закончила 2 учебных заведения, знала много языков, работала в МИД Канады. Она унаследовала от отца трудолюбие, энергию и безграничную любовь к Украине. В 1991 г. она привезла в Украину рукопись отца, которая увидела свет через 63 года после написания – в 1995 г. Татьяна Владимировна умерла в 2002 г.

Связан дом №23 с именем замечательной поэтессы Серебряного века Анны Ахматовой (1889-1966) (рис. 12), хотя флигель, в котором она жила, снесли. Ахматова несколько лет жила и училась в Киеве. Здесь она прожила последний класс в Фундуклеевской гимназии, которую закончила в 1907 г. Она жила у старшего брата, который женился на ее любимой кузине Нане Змунчило. После гимназии встает вопрос о будущей специальности. Семья жила скудно, так что надо было выбирать профессию, которая позволит себя содержать. В Киеве было не так много вариантов для девушки из дворянской семьи. Она могла стать бонной, гувернанткой, классной дамой, даже преподавать в гимназии. Но для Анны Андреевны это не подходило. Она не любила детей, в ее стихах, пожалуй, было только одно стихотворение, посвященное сыну соседки Вале Смирнову, погибшему при обстреле Ленинграда в 1942 г. (рис. 14).

"Постучи кулачком – я открою,

Я тебе открывала всегда.

Я теперь за высокой горою,

За пустыней, за ветром и зноем,

Но тебя не предам никогда".

Его иногда оставляла мать у Анны Андреевны. Однажды, уходя, оставила она котлеты, чтобы Анна Андреевна накормила Валю. Та усадила его за стол, поставила перед ним котлету, но он, покрутив ее в руках, запустил в угол. Вторую котлету постигла та же судьба. После третьей котлеты Ахматова вдумчиво сказала: "Валя, по-моему, Вы совсем не любите котлет".

В 1906 г. от туберкулеза умирает старшая сестра Инна, тяжело переболела в Киеве и Аня. И у нее появляются совершенно мрачные мысли относительно своей судьбы, Сергею Владимировичу фон Штерну: "Не знаю, слышали ли Вы о моей болезни, которая отняла у меня надежду на возможность счастливой жизни. Я болела легкими, и, может быть, мне грозит туберкулёз. Живем в крайней нужде, приходится мыть полы, стирать. Вот она, моя жизнь! Гимназию кончила очень хорошо. Доктор сказал, что курсы – смерть. Ну и не иду – маму жаль!"

Тем не менее, на семейном совете решают, что ей подходит служба помощника нотариуса. Это престижно – и юридические знания, и пишущая машинка, и умение дать квалифицированный совет. И Анна Андреевна в 1907 г. поступает на юридический факультет Высших Женских Курсов (ВЖК), которые располагались в то время на Фундуклеевской 55. Анна Андреевна поселяется поближе к Курсам – в Латинском квартале, где охотно селятся студенты и курсистки. Жили и питались они крайне скромно, на вечеринках пили только чай с бутербродами, но это не спасало от сплетен. Считалось, то курсистки вульгарны и неряшливы, им запрещали преподавать биологию, чтобы они не узнали о полах. Долго дебатировался вопрос, можно ли принимать девушек на юридическое отделение – ведь там рассматриваются семейные дела, разводы.

Три года учится на юридическом факультете ВЖК (рис. 15). В автобиографических заметках она пишет: "Пока приходилось изучать историю права и латынь, я была довольна, когда же пошли чисто юридические предметы, я к курсам охладела". Близких подруг у неё не было. Она бывает в гостях у брата, жене которого посвящает свои первые стихи.

Её первое стихотворение "На руке его много блестящих колец" опубликовал Гумилёв в Париже в журнале "Сириус" в количестве 50 экземпляров. Она и не предполагала, что оно дойдет до России и вызовет такой ажиотаж. Сюда на Тарасовскую приходит письмо от отца – отставного инженера-механика флота Андрея Антоновича Горенко, который запретил ей позорить его имя. С тех пор и берет она псевдонимом фамилию любимой бабушки:

"Мне от бабушки – татарки

Были радостью подарки".

В Киеве происходит важное событие в жизни Ахматовой – 25 апреля 1910 г. в Николаевской церкви Никольской слободки она венчается с Николаем Гумилевым (рис. 16 – 2 шт.).

Три в столовой пробило,

Хочешь знать, как всё это было? –

И прощаясь, держась за перила,

Она словно с трудом говорила:

"Это всё… Ах нет, я забыла,

Я люблю вас, я вас полюбила

Ещё тогда" -

"Да" (1910)"

Царскосельская гимназистка Аня Горенко впервые встретилась со своим будущим мужем в 1903 г.

"В ремешках пенал и книги были,

Возвращалась я домой из школы

Эти липы, верно, не забыли

Нашей встречи, мальчик мой веселый".

Ему было 17 лет, ей – 14 лет, возраст Ромео и Джульеты. Эта встреча сразу перешла у Гумилева в пылкую влюбленность, а вот Аня достаточно холодно отнеслась к ухаживаниям некрасивого долговязого подростка и не соглашалась на брак целых 7 лет. Он несколько раз делал ей предложения, но она отвечала отказом. В 1907 г. она пишет мужу умершей сестры: "Я решила сообщить Вам о событии, которое должно коренным образом изменить мою жизнь. Я выхожу замуж за друга моей юности Николая Степановича Гумилёва. Он любит меня уже 3 года, и я верю, что моя судьба – быть его женой. Люблю ли я его – я не знаю, но кажется мне, что люблю. А он так страстно любит меня, что даже страшно. Если папа будет против моего брака, я убегу и тайно обвенчаюсь. Скорее бы кончить гимназию! Гумилёв – моя судьба, и я покорно отдалась ей. Я клянусь Вам всем для меня святым, что этот несчастный человек будет счастлив со мной".

"Я умею любить.

Умею покорной и нежною быть,

Умею заглядывать в очи с улыбкой.

Я умею любить. Я обманно стыдлива,

Я так робко нежна и всегда молчалива,

Только очи мои говорят,

Они ясны и чисты,

Так прозрачно лучисты,

Они счастье сулят".

Но и в 1907 г. Ахматова отказывает Гумилёву. Он 7 раз делает ей предложение, она 6 раз отказывает. И соглашается только в 1910 г.

"Я сошла с ума, о мальчик странный,

В среду, в 3 часа!

Уколола палец безымянный

Мне звенящая оса.

Я её нечаянно прижала,

И казалось, умерла она,

Но конец отравленного жала

Был острей веретена.

О тебе ль заплачу странном,

Улыбнётся ль мне твоё лицо?

Посмотри! На пальце безымянном

Так красиво гладкое кольцо".

В 1910 г. молодые Петербургские поэты – Гумилёв, Кузьмин и Ал. Толстой приезжают в Киев на вечер "Остров искусств". Но публика была враждебно настроена газетами, в которых были намёки на кое-что из интимной жизни поэтов, и вечер скандально провалился. Это очень сильно подействовало на Гумилёва – он после этого 3 года не выступал. А за неделю до этого произошла вызвавшая скандальный интерес дуэль между Гумилёвым и давшим ему пощёчину Волошиным. Ахматова была возмущена как можно дать пощёчину поэту?! Узнав о провале вечера, она даёт согласие на брак, скрепляя его клятвой в Софиевском соборе.

"В киевском храме премудрости Бога,

Припав к солее, я тебе поклялась,

Что будет моею твоя дорога,

Где бы она не вилась".

И вот 25 апреля 1910 г. состоялась их свадьба, после которой они уезжают в Париж, затем в Петербург. Но союзу Ахматова-Гумилёв не суждено было стать счастливым. Они были слишком равновеликими, слишком талантливыми, чтобы прощать друг другу и терпеть.

"Из логова змиева,

Из города Киева

Я взял не жену, а колдунью

Я думал – забавницу,

Гадал – своенравницу,

Весёлую птицу певунью.

Покликаешь – морщится,

Обнимешь – топорщится,

А выйдет луна – затомится.

И смотрит, и стонет,

Как будто хоронит

Кого-то – хочет топиться.

Твержу ей: крещенному

С тобой по-мудреному

Возиться с тобой мне не в пору;

Снеси-ка истому ты

В Днепровские омуты,

На грешную Лысую гору,

Молчит – только ёжится,

И всё ей не можется,

Мне жалко её виноватую,

Как птичку подбитую,

Березу подрытую,

Над пропастью Богом заклятую."

Киеву посвящено Ахматовой, написанное летом 1914 г., когда она гостила у матери в Дарнице.

"Киев


Древний город словно вымер,

Странен мой приезд.

Над рекой своей Владимир

Поднял черный крест.

Липы шумные и вязы

По садам темны,

Звезд иглистые алмазы

К Богу взнесены.

Путь мой жертвенный и славный

Здесь закончу я,

И со мной лишь ты, мне равный,

Да любовь моя".

Ахматова страдала от бесконечных измен мужа, а он не мог смириться с тем, что его хрупкая жена ничуть не уступает ему в поэзии. Вскоре после рождения единственного сына Левы, они расстаются (рис. 17).

Снесен дом №27 (Галаба).

№ 29\50. Усадьба принадлежала Эразму Сигизмундовичу Филоновичу. Сейчас живёт член клуба, д.х.н. Наталья Дмитриевна Иванова. Турист, фотограф, лектор.

Угловой 40\52. Ничего не нашла.



Идём к Лыбеди.





скачать файл


<< предыдущая страница  
Смотрите также:
На улице охотно селились преподаватели и студенты ку. Дешёвые квартиры (по 3-4 рубля за комнату) переходили как по наследству от одного поколения студентов к другому. В 1860-1870-х гг
930.82kb.
Исследование особенностей психологического развития поколения
69.2kb.
К экзамену по теоретической механике для студентов 1-го факультета
21.26kb.
Тема: "Правши и левши"
50.25kb.
Русские студенты, сокола и нтснп в хорватии
104.7kb.
На протяжении жизни всего лишь одного поколения рядом с человеком вырос странный новый вид : вычислительные и подобные им машины, с которыми, как он обнаружил, ему придется делить мир
100.83kb.
Значение зависимостей для Fe2+/Mg отношения
20.48kb.
Отделение оркестровых струнных инструментов появилось в колледже искусств в 1973 году. Первыми педагогами были скрипачи супруги Шмидт, Коваль В. И., Захидова Н. В., альтист Ермолаев В. М
17.46kb.
Стилист Юкуко Танако (Youkuko Tanako) вы видите фотографию этой японки описала эту технику массажа в книге "Массаж лица". В японии сама госпожа Танака и ее методики пользуются огромной популярностью. Ее книга
15.71kb.
Педагогика удел энтузиастов, которые с детства видели себя в роли наставников, мечтали «сеять разумное, доброе, вечное», собственным примером воспитывать нравы подрастающего поколения
40.74kb.
Предвыборная программа кандидата на пост Председателя Студенческого Совета факультета Политологии спбГУ
20.12kb.
Как росли цены на недвижимость, в частности на однокомнатные квартиры за период с декабря 2011 г по январь 2013 г г. Серов, информация по данным Росреестра
214.42kb.