grandov.ru страница 1страница 2страница 3
скачать файл



С. А. Черняева

ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ СКАЗКИ И ИГРЫ


Санкт- Петербург РЕЧЬ

2002


ББК 88.4 Ч 49

Черняева С. А. •

449 Психотерапевтические сказки и игры. — СПб.: Речь, 2002. —

168 с. ISBN 5-9268-0108-7

Книга содержит психотерапевтические сказки, методические рекомендации по работе с ними, различные примеры такой работы, описания игр, которые мо­гут быть применены в сказкотерапии. В книге подробно описывается программа сказкотерапевтического тренинга личностного роста.

Книга адресована психологам, психотерапевтам, педагогам, родителям.

ISBN S-9268-0108-7

© С. А. Черняева, 2002

© В. И. Черняев (рисунки), 2002

© П. В. Борозенец (оформление), 2002

© Издательство «Речь», 2002

ПРЕДИСЛОВИЕ

К рукописи сказкотерапевта невозможно написать обычное предис­ловие. Поэтому начну небольшой сказкой.

...Где-то далеко-далеко, в бескрайних просторах Вселенной, а может быть, и здесь, совсем рядом с нами, живут Волшебники. Любовь, Добро и Забота исходят от них к людям. Но знал ли об этом человек, отступив­ший от слов, заповеданных Вечностью, поклонявшийся неизвестным бо­гам, забывший предков? Одержимый иллюзией собственной безнаказан­ности, он превращал небеса над головой в медь, а землю в железо, разру­шал себя и окружающий мир. С болью наблюдали Волшебники за разрушением души человеческой, но не могли достучаться до сердец лю­дей, ибо те были наглухо закрыты суетой будней.

И заметили Волшебники, что в светлых снах открываются сердца лю­дей и желают они радости и света. Летая во сне, они беззаботно смеются, а чудесные мечты ощущают достижимыми.

Задумались Волшебники, как и наяву помочь людям ощущать Радость, Творить и Созидать? Как укрепить их Веру в Лучшее? Долго размышляли Волшебники об этом, и сердца их все больше и больше наполнялись любо­вью к людям. И вот Волшебники все, что знали о Жизни, Радости, Твор­честве, Чистоте, об испытаниях и искушениях, поведали Миру. Слова их запечатлелись и в солнечных лучах, и в трепете листьев, и в журчании ру­чья, во всех образах, звуках, запахах, вкусах и прикосновениях Окружаю­щего мира. И понеслись Слова Волшебников к людям, сплетаясь в удиви­тельные истории.

Истории эти маленькие люди впитывали каждой клеточкой своего те­ла и каждой чудесной струной своей души. А те, кто постарше, открывали для них свое сердце. Вскоре эти истории стали называть сказками и притчами. В них душа человека могла черпать силы для созидания, от­крывать и познавать заново мудрость духа человеческого. И люди научи­лись сочинять сказки сами и так стали Волшебниками...

Предисловие

Это небольшое вступление посвящено скрытой миссии сказкотера­пии. Ибо метод этот в большей степени связан с воздействием на ценно­стную структуру личности и с актуализацией созидательных возможно­стей человека.

Книга, которую Вы, дорогой читатель, держите в руках, станет Ва­шим добрым помощником. Здесь Вы не найдете «заумных» оборотов и интерпретаций. Но многое из того, что раньше было проблемой, ста­нет простым, легко понимаемым и осознаваемым как часть жизни. Вну­треннее напряжение уступит место покою, появится желание творить, играть, мечтать и реализовывать задуманное.

С помощью этой книги родители окажут себе и своим подрастаю­щим детям психологическую помощь, а специалисты получат прекрас­ный подарок для проведения цикла психокоррекционных и психотера­певтических занятий.

Добрый Вам путь в страну сказок, игр и исполняемых желаний!

Татьяна Зинкевич-Евстигнеева, доктор психологических наук, директор Института сказкотерапии

ОТ АВТОРА

Мне очень нравятся сказки и разные истории. Поэтому, когда я начала заниматься различными видами групповых тренингов и коррекционных занятий и индивидуальным консультировани­ем (а было это в далеком 1987 году), возникла идея использовать в работе различные истории. За идею писать сказки я выражаю благодарность своему соученику В. Д. Цветкову, который, закон­чив в 1972 году факультет психологии ЛГУ, стал православным священником, не расставаясь с психологией окончательно. Впервые мои сказки были опубликованы в 1995 году при содей­ствии фонда Сороса — сказок тогда было десять. По мере написа­ния все сказки использовались и совершенствовались в группо­вых тренингах и индивидуальных консультациях, проводимых мной и моими коллегами по Высшему педагогическому училищу имени Н. А. Некрасова, где я в то время работала. Просущест­вовавший, к сожалению, очень недолго журнал «Без проблем» также опубликовал две мои сказки и рекомендации по работе с ними, а затем была предпринята попытка использовать сказки (к тому времени их стало семнадцать) для программы нравствен­но-правового образования «Правоведение в школе». Школьный курс для 5—8 классов, в котором использовались сказки, называл­ся «Социальная практика». Апробация программы, а с нею и ска­зок, проходила в школах Санкт-Петербурга, Казани и Казахста­на, в связи с чем сказки и небольшой сборник психологических игр издавались небольшим тиражом в 1997, 1998 и 1999 годах. За эту возможность я хотела бы выразить искреннюю благодар­ность доктору педагогических наук Н. И. Элиасберг — главному вдохновителю программы «Правоведение в школе». Несмотря на

От автора

то что мне, как и каждому автору, приятна активная жизнь моих текстов, я не раз сожалела о том, что психотерапевтический потен­циал сказок практически не используется. Поэтому я крайне бла­годарна издательству «Речь» за возможность издать сказки в том виде, как они были задуманы — для сказкотерапии. Выражаю бла­годарность глубокоуважаемым коллегам — кандидату психологи­ческих наук М. В. Осориной и Е. Ю. Петровой, в чьих тренингах, связанных с использованием сказок, мне повезло участвовать. Еще одна, совершенно особая благодарность единомышленнику и по­стоянному иллюстратору моих сказок — художнику, кандидату ис­кусствоведения В. И. Черняеву (моему супругу).

ВВЕДЕНИЕ


Классики психологии неоднократно обращались к анализу ска­зок. Еще К. Г. Юнг заметил, что персонажи сказок (как и мифов) выражают различные архетипы и поэтому влияют на развитие и по­ведение личности. Другой классик, Э. Берн, указывал на то, что конкретная сказка может стать жизненным сценарием человека.

Задача, которую ставит перед собой сказкотерапевт, обычно не столько объяснительная, сколько помогающая. Важно, конечно, как сформировался жизненный сценарий, в какие тупики он за­водит человека, но еще важнее, чтобы человек сумел выйти из своих тупиков и пойти к своей подлинности — к жизни осмыс­ленной и радующей, наполненной общением и чувством свободы.

Книга содержит семнадцать сочиненных мною сказок, мето­дические рекомендации по работе с ними, различные примеры такой работы, описания игр, которые могут быть применены в сказкотерапии, а также несколько сказок, сочиненных детьми.

ПОЧЕМУ МОЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ СКАЗКИ ДЛЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ?

У меня есть два ответа на этот вопрос: общий и специально для психологов.

1. Сказки любят все. Даже те, кто не любит сознаваться в этом. В сказке все как в сказке. Это не обо мне, и это очень даже обо мне, и о вас, и о них, наших детях. В сказочной форме свою про­блему легче увидеть и легче принять (не так обидно, не так боль­но). Для сказочного героя легче придумать выход из положения — ведь в сказке все можно! А потом этот выход, оказывается, можно использовать и для себя. К тому же всем известно, что сказки все­гда хорошо кончаются.

2. Сказкотерапия — один из наименее травмоопасных и безбо­лезненных способов психотерапии. Возможно, потому, что с помо­щью сказок (или под их влиянием) сформировался жизненный сценарий и с помощью сказки же можно попытаться из этого не­удачного жизненного сценария человека извлечь. Разумеется, лю­бой психотерапевтический подход сам по себе не идеален, поэто­му я попытаюсь предложить и некоторые, на мой взгляд, не психо-травмирующие способы работы со сказками. Описываются также некоторые игры, органично включающиеся в работу со сказками. Возможно, эту книгу будут читать и те, кто не является професси­ональным психологом, но просто интересуется проблемами чело­веческого развития, обретения психологической и нравственной свободы, поиска выхода из жизненных кризисов. Приветствую и этих читателей и надеюсь, что чтение этой книги принесет им ес­ли и не пользу, то некоторое развлечение.

МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ СО СКАЗКАМИ

В психологической практике можно использовать как народ­ные или известные авторские (Х.-К. Андерсен, К. С. Льюис, Е. Шварц), так и специально сочиненные для психотерапии сказки. Любой из подходов имеет и свои преимущества, и свои недостатки. При использовании народных сказок в целях психо­терапии к преимуществам можно отнести:

• метафоричность и символичность сказок, что обеспечивает хорошие возможности личностных проекций,

• знакомство группы (или отдельного клиента) с сюжетом, иногда даже дословное знание текста,

• сюжет, «отполированный» вековым пересказом, отсутствие лишних подробностей,

• динамичность,

• разнообразие, возможность подобрать необходимую тематику,

• соответствие национальному характеру.

Недостатки (не народных сказок, а сказкотерапии на их основе):

• недостаточная подробность текста, условность характеров, в результате — недостаточная «психологичность»,

• отсутствие изменений в характере героя за время действия сказки,

• в очень архаичных текстах, например в сказках о животных или в некоторых бытовых сказках, герои руководствуются весьма сомнительными этическими принципами.

В использовании известных авторских сказок можно отметить почти те же преимущества, что и при использовании народных сказок:

Психотерапевтические сказки и игры

• известность сюжета, обычно с детства, что иногда рождает ложное ощущение «уже виденного», когда психотерапевт пытает­ся побудить к раскрытию смысла сказки,

• метафоричность, ведущая к большому количеству проек­ций, личностным включениям,

• разнообразие сюжетов,

• различные национальные варианты, возможность выбора между ними.

К трудностям использования известных авторских сказок в сказкотерапии можно отнести:

• возможное снижение интереса, мы как бы читаем книгу, ко­нец которой уже известен,

• зачастую множество сюжетных линий делает сказку слишком длинной, непригодной для краткосрочной, тем более экстренной, терапии, а также для некоторых видов групповых занятий,

• авторская сказка обязательно несет в себе взгляды автора, а они не всегда созвучны взглядам психолога, а также взглядам клиента. (Я не пытаюсь уверить читателя в том, что авторы сказок навязывают «в лоб» свои взгляды, но система понятий сказки, си­стема ценностей героя-победителя, даже сказочный антураж зада­ют обсуждению определенные рамки, программируют комплекс основных идей.),

• авторская сказка, как каждое произведение искусства, требу­ет к себе бережного отношения, поэтому не всегда допустимо из­менение сюжета, предлагаемое психологом в качестве метода ра­боты. Изменение может восприниматься как разрушение, порча сказки, что, конечно же, нарушает атмосферу психологического контакта.

Если сказки создаются специально для сказкотерапии, то большинства этих трудностей можно избежать. Сказки сочиня­ются по проблемам, характерным для того контингента, с кото­рым работает психолог; иногда сказка пишется для конкретного клиента. Сказка, предлагаемая группе или отдельному клиенту, не известна ему, поэтому более интересна, особенно, если пред­лагается в связи с волнующей проблемой или анонсируется как

10

Методические особенности психологической работы со сказками



его личная сказка. Сказки, создаваемые для психологической ра­боты, содержат специально закладываемые «зацепки» для клиен­та (группы). Актуальная проблема представлена в сказке в мета­форической форме; как правило, приписана значимому герою — принцу, принцессе, королю.

Сюжеты предлагаемых сказок, создающихся как психотерапев­тические, обязательно содержат возможности для изменения героев сказки, а также ситуации выбора, требующие от них ответственного решения. Я надеюсь, что мне удалось сделать сказки свободными от явного морализаторства, но в тех случаях, где психологическая про­блема соприкасается с этической, там, где возникают вопросы цен­ностей или, тем более, смысла жизни, в сказке начинает присутст­вовать этическая составляющая. Например, сказка начинает под­сказывать, что неконтролируемая агрессивность, насилие, эгоизм, равнодушие к людям и к себе самому — это плохо. Не слишком хо­рошо и проводить жизнь в грезах, суете и капризах.

Не хотелось бы также исключать вопрос о духовной основе данных сказок. Почти любой текст (если не брать в расчет теле­фонные книги и расписания поездов) в неявном виде несет в се­бе определенный тип духовности, который проявляется более или менее ярко и влияет на читателей, даже если они об этом не задумываются. В текстах, затрагивающих проблемы свободы, при­роды зла, которое человек видит в себе и окружающем мире, от­ношения к смерти или к смыслу человеческой жизни, духовная составляющая текста проявляется обязательно — через символы, метафоры, свойства, приписываемые тем или иным героям, через возможности, которые предоставляются героям сказки, поворо­ты сюжета. На мой взгляд, в предлагаемых сказках проявляется христианский тип духовности, более органичный для большин­ства россиян, чем, например, буддистский. Я считаю своим дол­гом честно предупредить о типе духовности этих сказок, так как допускаю, что некоторым из моих коллег сказки именно по этой причине для работы не подойдут. Однако в большинстве случаев гуманистическая парадигма психологической работы не проти­воречит христианской духовности, так как европейский гума­низм вырос на основе христианства. (В качестве доказательства

11

Психотерапевтические сказки и игры



напомню, что в Оксфордском словаре определение самореализа­ции — центрального понятия гуманистической психологии — включает в себя указание на то, что это не только реализация воз­можностей человеческого «Я», но Божий дар.)

Сказки, составляющие данную книгу, специально написаны по проблемам детей, приближающихся к подростковому возрасту, и подростков. Они содержат различные «зацепки», которые делают эти проблемы узнаваемыми. Этим «зацепкам» я обязана много­численным «принцам» и «принцессам», которых мне приходилось консультировать за годы практической работы. При использова­нии сказок в режиме тренинга или консультирования выяснилось, что эти сказки успешно «работают» и на взрослых людей, имею­щих нерешенные или решенные неконструктивным образом* под­ростковые проблемы, такие как:

• неприятие себя,

• неконтролируемые вспышки агрессии,

• чувство одиночества,

• неумение разобраться в собственных чувствах,

• неспособность осмыслить свою жизнь, выстроить иерархию ценностей,

• конфликты с «родителями» (для взрослого, не решившего эти проблемы, «родители» — это те люди, которым он вроде бы должен подчиняться или хотя бы уважать) — вечный «подростковый бунт»,

• безответственность, инфантилизм, слабоволие.

Предлагаемые сказки можно использовать:

/. Для диагностики проблемы.

Весь сборник сказок или конкретная сказка могут быть пред­ложены клиенту, который, как это часто бывает, не понимает, в чем состоит его проблема. Данный способ диагностики пробле­мы является практически не травмирующим, так как если сказка не касается проблемы клиента, то она его и не «зацепляет». В мо-

* Конструктивным называется такой подход к проблеме или внутреннему конфликту, который не только приводит к решению проблемы, но и способству­ет личностному росту. Естественно, неконструктивный подход не способствует развитию личности, а иногда и проблему не решает.

12

Методические особенности психологической работы со сказками



ей практике диагностика с помощью сказок обычно происходила как «узнавание» своей проблемы: «Я понял, почему Вы дали мне эту сказку» или «Ну, я не совсем такая, как эта принцесса». Жела­тельно предлагать сказку вместе с рисунком к ней (об использо­вании рисунков будет сказано ниже), а также с обращением «До­рогой сказочный герой».

2. Для поиска решения личностной проблемы, выхода из тупика.

Для поиска решений с клиентом или группой вы можете останав­ливаться при чтении сказки, иногда места предлагаемых остановок обозначены «***». Вопросы для анализа предложены к каждой сказ­ке, что не ограничивает и вашего творчества в этом направлении.

3. Для подсказки определенного решения.

Авторская позиция в сказках основана на идеалах гуманисти­ческой психотерапии, где помощь клиенту оказывается как рав­ному. При этом проблема клиента — это то, что он сам считает проблемой, что его мучает. Выбор пути при таком подходе оста­ется за клиентом, а психолог может помочь в поиске вариантов. Авторский вариант решения проблемы, заданный в сказке, пред­лагает, (но не навязывает!) один из вариантов решения, обычно более или менее конструктивный. Часто этот вариант не прихо­дит в голову юному клиенту, как иногда не приходит в юную го­лову сама мысль о возможности различных выходов из ситуации, которая кажется абсолютно неразрешимой. При обсуждении сказок важно, чтобы и юные и взрослые слушатели не осуждали героев сказки, а постарались их понять. Для этого желательно, чтобы психолог в своих репликах говорил о чувствах сказочных персонажей, об их трудностях, а не о «недостатках».

* Слово «клиент» используется психологами гуманистического направления Для указания на человека, который «заключил психотерапевтический контракт» — определил совместно с психотерапевтом ту проблему, в решении которой ему тре­буется помощь, методы, которые будут использоваться в решении этой проблемы, режим взаимодействия с психотерапевтом и тем самым вступил в психотерапевти­ческие отношения. (Психологи и психотерапевты, не относящие себя к гуманисти­ческому направлению, например психоаналитики, используют слово «пациент»).

МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ,

ОБЛЕГЧАЮЩИЕ ПРИМЕНЕНИЕ СКАЗОК

В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЕ

Методические приемы работы с текстами сказок в сказкотера-пии можно разделить на три группы в соответствии с задачами.

ПРИЕМЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ДЛЯ «РАЗОГРЕВА» ГРУППЫ ИЛИ НАСТРОЙКИ КЛИЕНТА

Для «сказочного» настроения, позволяющего вести глубокую, заинтересованную работу со сказками, необходим «разогрев». Для «разогрева» могут использоваться тексты сказок, игры, пред­меты, создающие соответствующую обстановку. Не претендуя на полноту, приведу несколько приемов и надеюсь, что они послу­жат толчком к творчеству читателей.

• При переходе к работе над сказкой психолог может «изме­нить» внешность, добавив какую-либо «сказочную» деталь, или обыграть любой имеющийся предмет как сказочный. Можно пред­ложить группе изменить обстановку в помещении, создав из мебе­ли или любых перегородок «лес», «замок», «город» или подготовить надписи, обозначающие место действия. Можно выделить из уча­стников группы «глашатая», «герольда» или другой персонаж, обо­значающий перемену места действия. Этот же персонаж может пе­редавать указания психолога, который может и сам сыграть этот персонаж (или любой другой).

• Если сказкотерапия проходит в течение нескольких заня­тий, разнесенных во времени, то можно сделать «пропуск в сказ­ку», который участники группы должны получить каким-либо необычным способом (по жребию, на нитке воздушного шарика,

14

Методические приемы, облегчающие применение сказок



пойманного каждым участником, сорвать с «древа желаний» и т. п.)- Возврат «пропуска» в начале следующего занятия возвра­щает группу в ту точку, в которой она находилась в конце преды­дущего занятия. «Пропуск в сказку» может быть индивидуальным или групповым.

• Призывание сказки. Группу можно попросить «позвать сказку», что можно сделать, например, мелодичным, чуть моно­тонным пением; минутой внутреннего сосредоточения в тишине, когда каждый зовет сказку про себя; придумыванием эпитетов и ласковых слов для сказки, когда каждый участник добавляет что-либо: «Мы ждем сказку...Какую? — Ласковую, увлекатель­ную, чуть-чуть страшную, мудрую, неизвестную, справедливую и т.д.».

• До работы с основной сказкой можно выбрать какую-либо другую, всем хорошо известную и попробовать с ней «поиграть». В качестве игры можно применить изложение сказки с другой точки зрения. Сказку о репке можно попросить рассказать с по­зиции внучки, мышки или репки. Можно поиграть в «осовреме­нивание» сказки или замену персонажей.

• Отгадывание сюжета или персонажей. Можно выбрать одну и ту же «разогревающую» сказку, предложить выбрать в ней ка­кой-либо персонаж или предмет и описать происходящее с этим персонажем так, чтобы нельзя было догадаться сразу. Например, участник группы, выбравший «хвост ослика Иа» из сказки о Вин­ни-Пухе, может сказать: «Я сначала вишу, а потом теряюсь». Груп­па задает вопросы. Загадку может представить психолог, перечис­ляя персонажей и спрашивая: «Кого еще в сказке не хватает?» или «Что это за сказка?».

• Превращение в сказку любой жизненной истории. Можно рассказать любую историю на темы взаимоотношений, работы, Даже погоды, и попросить группу превратить эту историю в вол­шебную сказку. При этом возможно разбиение группы на под­группы и сравнение получившихся сказок, желательно с выделе­нием сходства, а не различий.

• Сочинение сказки экспромтом. Каждый участник группы Добавляет по нескольку фраз. Получившийся текст, кстати, до

15

Психотерапевтические сказки и игры



некоторой степени проецирует проблемы участников и страте­гию их поведения в группе.

• Использование игр на тему предполагаемого обсуждения. (Об этом будет рассказано ниже на конкретных примерах.)

ПРИЕМЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ДЛЯ ЗНАКОМСТВА С ТЕКСТОМ ""

Знакомство группы или клиента со сказкой может осуществ­ляться разными способами, главное — не разрушить сказочную атмосферу.

1. Экземпляры текста сказки психолог раздает участникам группы, и они читают сказку до начала занятия. (Правда, этот способ может снизить интерес к занятию.)

2. Психолог читает сказку вслух, по возможности выразитель­но, с паузами для обсуждения. Возможно чтение не до кон­ца, с тем, чтобы группа пыталась угадать, чем она закончит­ся. Лучше, когда сказка не столько читается, сколько рас­сказывается.

3. Сказка читается в группе различными участниками отрыв­ками, с тем, чтобы она «раскрывалась» по частям.

4. Сказка прочитывается по ролям, обязательно читается и текст от автора.

5. Сказка играется как спектакль, экспромтом. Психолог рас­пределяет роли (назначает, распределяет по жребию, вызы­вает желающих и т. п.), обрисовывает игровую ситуацию и просит сочинять монологи, либо произносить текст с до­лей импровизации, выступая в роли «суфлера». Желатель­но, чтобы все участники группы получили какую-либо роль (даже неодушевленных предметов) и участвовали в спек­такле. Стены замка, деревья, городские ворота могут также играть свои роли, иногда со словами, иногда без слов. Ни­же будет представлено описание такого спектакля-экспром­та по «Сказке о забывчивой фее».

16

Методические приемы, облегчающие применение сказок ПРИЕМЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ДЛЯ АНАЛИЗА СКАЗКИ



• Группа или клиент, обратившийся за индивидуальной кон­сультацией, анализируют сказку, опираясь на вопросы, задавае­мые психологом. Анализ сказки может быть и «домашним зада­нием», которое будет обсуждаться на следующем занятии. (Ниже будут предложены возможные вопросы к каждой сказке.)

• Анализ сказки ведется от лица ее героев. Если сказка разыг­рывалась как спектакль, то те, кто играл какую-либо роль, могут говорить о своих чувствах по отношению к обстоятельствам или героям сказки. Желательно, чтобы возможность высказаться име­ли все персонажи, даже те, кто играл немые роли. Это делает ана­лиз более разносторонним.

• Анализ сказки для группы делает психолог. Группа имеет возможность дискутировать, причем последнее слово не обяза­тельно остается за психологом.

• Анализ сказки начинается с рисунка, который может укра­шать помещение заранее или может быть показан после чтения сказки. Группа анализирует рисунок, постепенно подходя к ана­лизу сказки. Этот способ анализа желателен в тех случаях, когда знакомство со сказкой выявило чрезмерно сильную эмоциональ­ную вовлеченность участников.

• Группа создает рисунки к сказке, устраивается «вернисаж» с обсуждением (конечно же, не качества рисунков, а концепций художников).

• Группа придумывает рисунки и обсуждает их. «Я бы хотел нарисовать по поводу этой сказки такую картину......

• При знакомстве со сказкой устраивается перерыв (или не­сколько перерывов) для обсуждения. Обсуждаются варианты по­ведения героя, либо варианты дальнейшего развития сюжета или окончания сказки.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СКАЗОК .

ДЛЯ ИНДИВИДУАЛЬНОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Сказки для индивидуального консультирования можно исполь­зовать на различных этапах консультационного процесса. Напри­мер, на стадии установления контакта психолог может сказать о том, что пишет сказки или любит использовать сказки в своей ра­боте. Если клиент выказывает определенный интерес, говорит о том, что любит сказки или о том, что тоже пишет сказки, то это может быть первым основанием для использования сказок для пси­хологической помощи.

Сказка может быть предложена также на стадии формулирования первоначального запроса. Когда мы имеем дело с подростком, то должны быть готовы к тому, что он (или она) абсолютно не готов не только четко сформулировать, но и назвать свою проблему. Это связано и со слабым представлением о себе, и с отсутствием психо­логических знаний (вместо них зачастую присутствуют различные мифы о человеке вообще вперемежку с гороскопами), а также с за­стенчивостью. Следует помнить, что для подростка контакт с пси­хологом является не обдуманным решением, а скорее эмоциональ­ным импульсом, поэтому степень готовности к разговору у него ни­же, чем у взрослого клиента. При этом подростки часто используют метафоры, описывая свою ситуацию или свое состояние. («Как трудно к Вам подниматься!» — сказала пришедшая на консульта­цию девушка, и я не стала ей напоминать, что консультационный кабинет находится на первом этаже и отделен от коридора лишь не­высоким порогом.) Метафорическое описание проблемы помогает сделать следующий шаг — разворачивание метафоры в сказку.

Приведу пример. Первый запрос на консультации 16-летней Людмилы сводился к просьбе дать ей какие-либо тесты. В дальней-

18

Использование сказок для индивидуального консультирования



выяснилось, что с помощью тестов Людмила хотела «узнать, какая я на самом деле». Приведу часть ее монолога: «Бабушка давно меня знает, и с ней я веду себя так, как она привыкла. Мама ожида­ет, что я буду делать то-то и то-то, и я это делаю. С подругами я сов­сем другая, с учителями еще другая. Иногда я думаю, что когда я од­на сижу в комнате, меня просто нет. Кто-нибудь войдет, а комната пустая». В ходе дальнейшего разговора выяснилось, что сказки Люд­мила любит, и я предложила ей познакомиться со «Сказкой о забыв­чивой фее». Дальнейшая работа проходила с использованием мета­фор этой сказки. «Фея становилась оленем или цветком не потому, что она была оленем или цветком или хотела этого, а потому, что от нее этого ожидали. Она могла и должна была понять, кто она на са­мом деле, и, когда захочет, разговаривать с цветами, оленями, кам­нями, рыбами...... В конце концов, Людмила принесла мне нарисо­ванный цветок (нечто вроде фантастического георгина) с различно окрашенными лепестками и сказала: «Это я. Различные лепестки такие, какой меня представляют разные люди, но я больше этих представлений». В данном примере работа со сказкой велась и на последующих стадиях консультационного процесса.

На стадии ориентировки в проблеме психолог может предло­жить несколько сказок, особенно те, которые носят прожектив-ный* характер, или даже все тексты, для того, чтобы клиент мог выбрать «свою» и с ее помощью подойти к осмыслению пробле­мы. В дальнейшей работе иногда полезно предложить клиенту написать собственную сказку, поскольку процесс написания не­сет в себе большой психотерапевтический потенциал. Иногда в ходе консультации сказка сочиняется устно, подчас вместе с психологом, когда клиент не знает, как герой может выйти из какого-либо сложного положения. При этом сказочный сюжет открывает новые возможности для психологического решения проблемы. Например, конфликтующий со своими близкими ге­рой, отправляясь странствовать, обретает в странствиях качество,

* «Прожективными», или «проективными», называют такие объекты (тесты, рисунки, тексты и др.), которые «проецируют» проблемы человека и тем самым Делают их явными или более пригодными для интерпретации.

19

Психотерапевтические сказки и игры



которого ему не хватало, после чего имеет возможность прими­риться с ними. Сказочный сюжет помогает переключить недоволь­ство клиента людьми, с которыми он не ладит, на свои проблемы, заметить себя как активного участника этих взаимоотношений. Для подростка особенно актуальным является процесс «превращения в героя» — это может стать для него шагом к «превращению в субъ­екта». Для этого возраста крайне актуально отказаться от «страда­тельного наклонения», от формулировок «они со мной неправиль­но поступают» или «со мной что-то не так, со мной происходят пло­хие вещи, случаются плохие истории». Сказка может помочь подростку занять активную позицию по отношению к собственной жизни еще и потому, что она не представляет собой никакого нази­дания и не дает готового ответа или даже совета. Решение сказочно­го героя нужно суметь применить к обстоятельствам собственной жизни, тогда оно станет собственным решением.

И еще один аспект действия сказки. Предлагаемые и сочинен­ные специально для психологической работы сказки содержат ряд указаний на перспективы личностного роста, например, на желательность осмысления своей жизни, отношений, на необ­ходимость принятия себя как личности и борьбы с некоторыми своими негативными пристрастиями.

Приведу несколько основных проблем, берущих свое начало в детском и подростковом возрасте, и названия некоторых сказок из этой книги, которые могут быть полезны при работе с ними.

• Неприятие себя.

«Принцесса, которая не нравилась самой себе». «Сказка Элизабет».

• Неконтролируемые вспышки агрессии. «Мальчик-чудовище».

«Очень печальная сказка».

• Неспособность осмыслить свою жизнь, ценности. «Принцесса, которая плохо училась». «Сказка о забывчивой фее».

«Храбрец, боявшийся тишины». «Сказка о странствиях принца Леона». «Сказка о Человеке и рыбе».

20

Использование сказок для индивидуального консультирования



• Непонимание своих чувств, эгоцентрическое понимание любви.

«Принцесса и фея бабочек». «Сказка об Эмиле и Эмилии».

• Конфликты, неумение общаться.

«Сказка о Принце».

«История о принце, который носил маску».

«Сказка о капризной принцессе».

• Жизнь в грезах, уход от реальности.

«Сказка о мальчике, который не умел играть».

Каждая из названных выше сказок затрагивает, разумеется, не одну проблему и поэтому может применяться для различных задач. Подробные рекомендации по применению каждой сказки будут приведены ниже. Некоторые из сказок этой книги могут рассматриваться как прожективные, предназначенные в первую очередь для диагностики проблемы. Особенно могут быть реко­мендованы для такой цели «Утешительная сказка» и «Сказка о Че­ловеке и Рыбе».

Сочинение сказок детьми и подростками применяется неко­торыми, как правило, неординарными педагогами и в учебном процессе. По этим текстам можно увидеть, как даже такая, напи­санная в учебных целях сказка, аккумулирует в себе проблемы, надежды, ценности и переживания ребенка. Несколько таких сказок приведены в приложении к этой книге.

РАБОТА С ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИМИ СКАЗКАМИ

В ГРУППАХ

Работа с психотерапевтическими сказками в группах несет в себе новые возможности. Группа, анализируя сказку, делает это, обычно более разносторонне, выявляя те оттенки смысла, кото­рые могли бы ускользнуть незамеченными. Работа в группах соб­ственно сказкотерапии и использование сказок в обычных тре-нинговых группах или группах личностного роста должна прохо­дить по-разному.

ГРУППЫ, РАБОТАЮЩИЕ ПОЛНОСТЬЮ ПО МЕТОДУ СКАЗКОТЕРАПИИ

Группа сказкотерапии — это группа, которая уже к моменту начала работы ориентирована на сказки, работу со сказочными сюжетами; мотивацией такой группы часто является интересное врямяпровождение. Такая мотивация до некоторой степени бла­гоприятна, она обеспечивает психологу-сказкотерапевту «кредит доверия», позволяющий ему некоторое время предлагать и сами сказки, и способы работы с ними, и виды анализа. Однако, зада­чи, которые ставит перед собой психолог, не вполне совпадают с задачами, осознающимися группой, и это вносит в работу неко­торые сложности.

Задачи, которые ставит перед собой психолог, диктуют в пер­вую очередь выбор сказок. В ситуации, когда проблемы участни­ков группы не известны психологу, желательно начинать с тех сказок, которые либо содержат в себе несколько проблем, либо работают как прожективные. Для того чтобы не утратить «сказоч-

22

Работа с психотерапевтическими сказками в группах



ного» настроя группы, «разогрев» стоит запланировать легкий, как можно более увлекательный, не требующий интеллектуаль­ных усилий. Для этого можно предложить, например, игры «Лишний стул» или «Волшебная палочка» (см. раздел «Игры»). Чтобы не быть голословной, предложу возможную схему сказ-котерапевтического тренинга личностного роста для подростко­вой группы (15-17 лет) из четырех занятий. (Любая схема доста­точно условна, необходимо откликаться на потребности и осо­бенности группы.)

ПЛАН СКАЗКОТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ТРЕНИНГА ЛИЧНОСТНОГО РОСТА ДЛЯ ПОДРОСТКОВ

Первое занятие

1. «Разогревающая» игра

Для «разогрева» и знакомства игру «Лишний стул», которую предлагает психолог, желательно начать с таких фраз, которые не предполагают действия, например:

Сейчас поменяются местами те, кто в жизни не прочел ни одной сказки.

Сейчас поменяются местами те, кто считает, что сказка — это только для детей.

Сейчас поменяются местами все, кто всегда слушается своих родителей.

Затем психолог произносит фразы, значимые для прояснения актуальных потребностей участников группы:

Поменяются местами те, кто верит в то, что чудеса случают­ся не только в сказке.

Поменяются местами те, кто верит в вечную любовь.

Психолог не делает попытки занять место, если хочет пока­зать, что согласен с этими тезисами. Затем желательна фраза, ус­тупающая позицию ведущего, например:

Меняются местами те, у кого есть чувство юмора.

Меняют местами те, кто не считает себя главным в любой ком­пании.

23

Психотерапевтические сказки и игры



Продолжая игру, психолог старается определить интересы уча­стников группы и их особенности по предлагаемым фразам.

2. Правила сказочной жизни

Когда игра начинает надоедать группе (это происходит обычно минут через 10), психолог берет стул и предлагает группе продол­жить знакомство, вырабатывая правила сказочной жизни. Они вы­рабатываются примерно также, как правила любой психотерапев­тической группы, и включают, как правило, требования конфи­денциальности, доверия, активности. Кроме того, определяются способы обращения друг к другу. При формулировке правил пси­холог ненавязчиво заботится о том, чтобы правила приобрели под­ходящую для сказочного настроения форму. Например, «Тайна сказочной жизни» — правило неразглашения событий и их обсуж­дения в группе. Правила могут быть записаны и «обыграны»: спря­таны как групповое сокровище, произнесены как клятва и т. п.

3. Пропуск в сказку

Выработка правил служит для группы основанием для получе­ния пропуска в сказку. В качестве пропуска могут выступать какие-либо подготовленные заранее предметы для каждого участника, либо общий предмет, например указатель направления, который может поворачиваться в зависимости от задачи и указывать на книгу, на рисунок, на какого-либо члена группы, или на выход из помещения. Управление указателем возлагается на группу, что по­могает психологу отслеживать ее настроение.

4. Знакомство со сказкой

Читается «Сказка о Принце». Возможно чтение с остановками на ключевых местах сюжета, при которых психолог спрашивает:

Как вы думаете, что сделал Принц?

И что же Принц увидел ?

Естественно, могут быть любые вопросы по сюжету сказки, а не по ее анализу. Эта сказка заканчивается вопросом: Что же сказала Элизабет?, что помогает сохранить интерес до следую­щей встречи, несмотря на то, что сказка закончена.

24

Работа с психотерапевтическими сказками в группах



5. Завершающий ритуал

Ритуал, завершающий занятие, может быть любым, но он дол­жен неукоснительно соблюдаться. Это может быть ритуал, свя­занный с указателем направления, волшебной палочкой, вообра­жаемым советчиком и т. п. Нежелательно просто объявлять об окончании времени, хотя и использование волшебного ритуала желательно сделать чуть-чуть ироничным, иначе это может ока­заться неприемлемым для данного возраста.

Второе занятие

1. «Разогрев»

Для «разогрева» необходима короткая игра, так как группа заин­тересована в обсуждении закончившейся вопросом сказки. Мож­но провести игру «Звездочки» (см. раздел «Игры»). Краткое резю­ме игры связывает ее с сюжетом сказки, например: «Иногда очень трудно понять каков ты сам и как найти человека, который дол­жен быть с тобой. Если помните, именно так случилось с Прин­цем — героем нашей сказки».

2. Анализ сказки

Возможные вопросы, которые могут быть заданы в процессе обсуждения:

Почему Принц ушел из дома ? *" **

Как относились к нему близкие?

Почему Принц не мог принять бескорыстную помощь?

Что дало Принцу «ведение сердец» ?

Стал ли Принц взрослым ? Когда ?

Что означает отсутствие в сказке имен и появление их позже ?

Почему Принц Артемий не смог принять решение в конце сказки ?

Почему Принц не смог приобрести друзей по дороге в город Амо-Рель?

Что же сказала Элизабет ?

Желательно, чтобы каждый участник группы мог высказать свое мнение, а также, чтобы мнения не подвергались критике, а за­интересованно выслушивались и развивались.

25

Психотерапевтические сказки и игры



3. Знакомство со следующей сказкой

Так как последний вопрос затрагивает сюжет «Сказки Элиза­бет», то обсуждение заканчивается чтением этой сказки. Чтение можно поручить тому члену группы, который внес наименьший вклад в обсуждение, причем желательно, чтобы эту сказку читала девушка, а не юноша. Так как два обсуждения подряд по одной и той же схеме не желательны, то вместо вопросов может быть предложена иллюстрация к сказке. Высказывания членов группы об этой иллюстрации помогают выявить смысл сказки.

4. Развитие сюжета

Для того чтобы выяснить интерес группы к той или иной сю­жетной линии сказок и определить желательное направление дальнейших занятий, можно предложить участникам тренинга пофантазировать, что будет дальше с героями сказки: с Артеми­ем, Элизабет, братьями Артемия, с их родителями. В зависимос­ти от этого определяется направление дальнейшей работы. Дру­гими способами для выбора направления может быть предложе­ние выбрать следующую сказку из предложенного перечня или определить список героев сказки, в которую группа хотела бы по­играть. (В данном варианте сценария группой выбрана «История о принце, который носил маску».)

5. Игра «Запретный плод»

После выбора сказки для «постановки спектакля» участни­кам группы предлагается игра, позволяющая, как объявляет психолог, оценить их актерские способности. Задача, которую реально ставит перед собой психолог, — другая: в этот момент тренинга игра «Запретный плод» должна поставить проблему осмысления своего отношения к нормам и запретам, что необ­ходимо для серьезного отношения к сказке. (Описание игры — в разделе «Игры».) Поскольку группе не ставится задача нравст­венного подхода к ситуации, обсуждение не должно затрагивать вопросов о том, кто как поступил и почему. Желательно выйти на уровень разговора о запретах и предписаниях вообще, о том, как можно к ним относиться. Психолог объявляет, что в сказке,

26

Работа с психотерапевтическими сказками в группах



выбранной для спектакля, одна из проблем — это проблема от­ношения к тому, что «принято» и что «не принято» в данном ко­ролевстве.

6. Распределение ролей и определение правил постановки

Выбираются «актеры» на роли со словами: Людовика, Леоно­ры, короля, стражников. Объявляется, что участниками спектак­ля являются все, и распределяются роли: масок, сестры принцес­сы Леоноры, стен замка, бассейна, палача, времени, различных предметов. Текст сказки выдается актерам, которые будут играть роли со словами. Остальным актерам, сообщается, что они долж­ны будут импровизированно высказываться от имени своих пер­сонажей, когда «режиссер» предоставит им слово.

7. Завершающий ритуал

Аналогичен завершающему ритуалу первого занятия.

Третье занятие

1. Постановка спектакля по сказке

«История о принце, который носил маску» разыгрывается как спектакль по правилам, описанным выше. Для того чтобы смысл сказки стал ясен для группы, ведущий должен давать слово и вто­ростепенным персонажам для кратких монологов. С этого, фак­тически, начинается процесс анализа сказки.

2. Обсуждение спектакля

Каждый участник группы может высказываться, единствен­ная просьба — называть то, что данный участник считает основ­ной темой данной постановки. Это могут быть такие трактовки основной темы сказки, как взаимопонимание, открытость, лю­бовь, подчинение общественным нормам и правилам, стремле­ние обрести свое лицо и т. д. Те темы, которые участники группы называют чаще всего, могут служить ориентиром для психолога пРи выборе дальнейшего направления занятий.

27

Психотерапевтические сказки и игры



3. Конструирование сказки

Группе предлагается поиграть в конструирование сказки. Каж­дый получает бумагу, карандаши или краски и задание нарисовать любой предмет или любой сказочный персонаж. (Если кто-либо из группы отрицательно относится к рисованию, он может выре­зать предметы или персонажи из иллюстрированных журналов.) Ведущий готовит пространство для «сказочного мира»: большой лист бумаги с фоном — небом, зеленой травой, солнцем и т.п. На этом пространстве все участники размещают свои иллюстра­ции, после чего группа приступает к конструированию сказки, опираясь на получившийся коллаж.

4. Обсуждение структуры сказки

После того как группа сконструировала сказку, психолог пред­лагает поговорить о сказках вообще и, в частности, о роли волшеб­ства в сказке, о том, чем сказка отличается от жизни. Если участ­ники затрудняются в обсуждении этой проблемы, ведущий читает сказку «Принцесса и фея бабочек» и предлагает группе сказать, что в этой сказке фантастично, а что реально. Следующий вопрос группе: кто мог бы, кроме феи, выполнить ее миссию по отноше­нию к принцессе Марианне. Психолог может спросить, хотели бы участники группы попасть в такую ситуацию, где возможно испол­нение некоторых желаний, и обещает, что на следующем занятии создаст для этого условия.

5. Ознакомление со следующей сказкой

Для последнего, четвертого занятия все участники группы по­лучают текст сказки «Принцесса, которая плохо училась», при­чем он дается не до конца, обрываясь на месте, отмеченном ***. Задание участникам — ознакомиться с текстом сказки и подумать о ее возможном продолжении.

6. Завершающий ритуал

Аналогичен завершающему ритуалу первого занятия.

28

Работа с психотерапевтическими сказками в группах



Четвертое занятие

1. Игра «Магазин ценностей»

Игра проводится после напоминания о том, что есть некоторая процедура, ведущая к исполнению желаний. Основная цель дан­ной игры в контексте описываемого тренинга — осознание собст­венных проблем и собственных особенностей. (Описание игры — в разделе «Игры».)

2. Обсуждение вариантов продолжения сказки

После окончания игры группа возвращается к тексту сказки «Принцесса, которая плохо училась». Участники предлагают различные варианты продолжения, при обсуждении не отвер­гается ни один из них. Затем психолог читает тот вариант, кото­рый имеется в сказке, не утверждая, что он единственно воз­можный.

3. Обсуждение проблемы смысла жизни

Психолог советует не анализировать сказку, а обсудить пробле­му принцессы Алевтины. Предложение может быть, например, та­ким: «Нам нужно подумать, что можно посоветовать принцессе Алевтине, если кто-нибудь из нар ее встретит».

4. Игра «Клубочек»

После обсуждения сказки психолог дает группе клубок како­го-нибудь яркого, красивого шнура, который участники группы перебрасывают друг другу, стоя в круге. (Каждый оставляет кусо­чек шнура у себя, клубок разматывается по мере движения от уча­стника к участнику.) Получившийся узор трактуется как связи в группе, возникшие за время жизни в сказке, и как карта прой­денных сказочных дорог. Узор помещается на стену как группо­вая память о пройденном вместе пути.

5. Ритуал прощания

Ведущий занятие прощается со сказочной страной и с груп­пой. Его заключительные слова обращают внимание участников группы на следы, оставленные в сказочной стране, и на то, что

29

Психотерапевтические сказки и игры



они сами несколько изменились, потому что пребывание в сказ­ке обязательно меняет человека — иногда сразу, иногда посте­пенно.

ВКЛЮЧЕНИЕ СКАЗОК В ГРУППОВЫЕ ТРЕНИНГИ РАЗЛИЧНЫХ ТИПОВ

Сказки могут применяться в самых различных тренингах, на­пример как материал, с помощью которого можно развивать на­выки психологического, этического и философского анализа тек­ста. (Мастером применения этого метода является, на мой взгляд, М. В. Осорина.) Сказочный материал широко применяется, есте­ственно, психологами-юнгианцами, а также в тренингах креатив­ности, особенно с детьми и подростками.

Ниже рассматривается применение психотерапевтических сказок в тренингах личностного роста с подростково-юношеской аудиторией. Целями введения сказок в тренинг, использующий другие методы, могут быть:

• ослабление интереса группы;

• ситуация, которая требует изменения подхода, например «бунт против тренера»;

• необходимость глубокого и не травмирующего подхода к эк­зистенциальным проблемам;

• эмоциональный тупик;

• смещение интереса группы к развлекательно-игровым ас­пектам тренинга.

Проведение занятия по сказкам требует определенной подготов­ки. Настрой группы не всегда обеспечивает сказке благожелатель­ный прием, и это требует какой-либо игры, которая может быть оп­ределенным мостиком к сказочному материалу. Из предлагаемых игр могут быть применены, например, «Мама, я хочу домой!», «Се-..цветик» или «Ледокол», если, в соответствии с заданием, каждый загадывает какой-либо сказочный персонаж.

После игры необходимо представить какую-нибудь известную сказку, подходящую по тематике к проблемам группы как матери-

30

Работа с психотерапевтическими сказками в группах



ал для психологического или этического анализа. Для подрост­ково-юношеской группы это может быть «Гадкий утенок» как сказка о проблемах неприятия себя, комплекса неполноценности, конфликта со средой. Сказка Х.-К. Андерсена «Ель» может быть и способом обучения анализу текста и моментом осознания тако­го негативного сценария жизни, как «обращенность в будущее». На материале этой сказки можно выявить, например, что склон­ность человека постоянно грезить о том, что будет, мешает ему пол­ноценно переживать настоящее и практически лишает его жизнь какого-либо смысла. (Эта сказка актуальна для юношеского возра­ста и для взрослых.)

После того как группа подготовится к восприятию сказок как равноправного психологического материала, можно предложить сказку, которая освещает основную проблему тренинга. С груп­пой желательно обсудить вопрос о том, будет ли сказка читаться или разыгрываться, что помогает несколько сместить акцент с проблемы сказки к способу знакомства с ней. В качестве сказ­ки, включаемой в тренинг, ориентированный на экзистенциаль­ные проблемы, могут быть предложены: «Принцесса, которая не нравилась сама себе», «Храбрец, боявшийся тишины», «Утеши­тельная сказка», «Сказка о Человеке и Рыбе».

ОПИСАНИЕ СПЕКТАКЛЯ-ЭКСПРОМТА ПО «СКАЗКЕ О ЗАБЫВЧИВОЙ ФЕЕ»

В качестве примера применения сказки к экзистенциальным проблемам опишу спектакль-экспромт по одной из психотера­певтических сказок. Я проводила это занятие в режиме мастер-класса на Всероссийском семинаре по переподготовке препода­вателей по педагогике и психологии, организованном РИПКРО* при поддержке фонда Сороса. Так как семинар проводился на од­ной из подмосковных баз отдыха, для данного мастер-класса была

вания.

Республиканский институт повышения квалификации работников образо-



31

Психотерапевтические сказки и игры

вьщелена игровая комната с большими демонстрационными шах­матами, которые были использованы как элемент антуража. Участ­никами группы были те, кто выбрал мастер-класс «Психотерапев­тическая сказка», причем в аннотации было предупреждение о не­обходимости активного участия. Группа состояла из 18 человек в возрасте приблизительно от 30 до 45 лет. 12 из 18 участников груп­пы были женщины, что отражает, естественно, состав педагогичес­ких кадров России. Ввиду того что средний возраст группы был близок к возрасту кризиса середины жизни, была выбрана «Сказка о забывчивой фее». Следует отметить, что абсолютное большинст­во участников группы до этого никогда не участвовало ни в каких тренингах (описываемое занятие проходило в 1994 году). Ввиду ог­раниченного времени (планировалось 2—3 часа) не было возмож­ности объяснять особенности тренинговых занятий.

Возможности для оформления помещения были незначитель­ны — стулья были расставлены вдоль двух стен, оставляя свобод­ной большую часть комнаты. Большие шахматные фигуры были расставлены не в обычном порядке, на двух смежных сторонах до­ски, что зрительно как бы замыкало помещение и побуждало к аналогии между этими фигурами и участниками занятия. На свободном пространстве шахматной доски лежал ворох разно­цветных платков. На мне также был платок, грим на лице пред­ставлял собой маску, плачущую одной стороной лица и улыбаю­щуюся другой. Группа постепенно заняла свои места, и я начала:

— Мы, кажется, все в сборе, но сказка еще не пришла. Хотя я уже слышу ее голос. (Очень тихо подражаю плачу младенца.)

— Она что-то очень тихо плачет! (Часть группы по собствен­ной инициативе присоединяется к плачу, на что я реагирую толь­ко спустя несколько минут.)

— А, значит, у нас совсем маленькая сказка — совсем младе­нец! Ну, я пока уложу ее в кроватку. (Я подхожу к шахматам, беру пешку, подношу ее к уху, слушая, затем укладываю ее в ворох платков, как в пеленки, при этом незаметно прячу туда же ферзя.)

— Сказка у нас маленькая, она едва сказала, как ее зовут. Пусть полежит, подрастет, пока мы в нее поиграем. Зовут ее «Сказка о за­бывчивой фее», если она по малости лет ничего не перепутала.

32

Работа с психотерапевтическими сказками в группах



Нам обязательно понадобится для сказки Фея, но сказка сказала мне, что каждому найдется в ней своя роль. (Одна из участниц группы, на мой взгляд, несколько демонстративно, вызывается на роль Феи. Я предлагаю Фее «выйти из дому» и начинаю сказку.)

— Жила-была Фея, такая забывчивая, что она забыла не только, как ее зовут, но и то, что она - фея. Однажды утром Фея вышла из дому и подошла к цвету­щему лугу. «Здравствуй, Цветок», - обратилась она к луговому колокольчику.

— А что же наша Фея молчит?! (Фея быстро включается в иг­ру и повторяет «Здравствуй, Цветок!».)

— Ну а нам теперь нужен колокольчик и еще разные цветы. (Некоторые участники группы довольно быстро входят в игру и разбирают роли различных цветов, называя себя.)

Я продолжаю:

— Колокольчик сразу обрел голос и ответил Фее: « Здравствуй, Цветок!» (Колокольчик, немного удивленный, повторяет «Здравствуй, Цветок!») - Дело в том, что цветы знают только о цветах. Может быть, еще немного о бабочках и пчелах, но имена они дают только цветам. И Фея стала цветком. Вместе с другими цветами она радовалась солнцу и летнему дождику, ждала росы и улыбалась ветерку. Она разговаривала с другими цветами, и они охотно ей отвечали, ведь они обретали способность говорить только тогда, когда к ним обращалась Фея.

— А как вы думаете, о чем говорят цветы? Попробуйте пере­дать нам их разговоры, а наша маленькая сказка послушает, ведь ей нужно набираться опыта. (Цветы начинают импровизировать монологи о лете, бабочках, пчелах, своей красоте; Фея, немного растеряна, она явно огорчена, что ее роль как бы не главная.)

Я продолжаю:

— Фея провела с цветами все лето, но приближалась осень. Цветы стали увядать, уходить в землю, рассеивать семена. И фея поняла, что она не цветок. Что нам скажет Фея?

— Ну конечно, я не цветок, они очень милы, но я... Я быстро говорю ей:

— А Вы все еще не помните, что Вы Фея, и путешествуете даль­ше. И Вы видите, что на лугу пасутся олени. Нам теперь необходи­мы олени. — (Почти все участники группы вызываются стать оле­нями, встают и принимают соответствующие позы.)

скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
С. А. Черняева психотерапевтические сказки и игры санкт- петербург речь 2002 ббк 88. 4 Ч 49
1990.62kb.
Санкт-Петербург, наб р
117.78kb.
Германов В. А. Глас вопиющего в пустыни. Альянс диктатора и учёного //Культурные ценности. Cultural values. Bidliotheca Turkmeninnica. Международный ежегодник. 2000-2001. Санкт-Петербург: Европейский дом, 2002. С. 13-34
420.02kb.
Речь в защиту Раскольникова
40.63kb.
Закон санкт-петербурга о целевой программе санкт-петербурга "развитие долгосрочного жилищного кредитования в санкт-петербурге"
75.31kb.
Психологическая игра «На что потратить жизнь?» Черняева Лариса Леонидовна
53.64kb.
Заседания семинара будут проходить 17 октября 2012 года в Санкт-Петербургском университете гпс мчс россии по адресу: Санкт-Петербург, Московский пр., дом 149
91.76kb.
Место проживания участников и проведения семинара: г. Санкт-Петербург, гостиница «Россия», площадь Чернышевского, д. 11, ст метро «Парк Победы»
227.73kb.
Санкт-Петербург > Официальный Петербург > Районы города > Красногвардейский район
23.51kb.
Новгородская область
70.65kb.
О работе комитета по тарифам санкт-петербурга за 2010 год и задачах на 2011 год санкт-Петербург
740.29kb.
Г. Санкт – Петербург, Рыбацкий пр., д. 27, о
79.04kb.