grandov.ru страница 1страница 2
скачать файл


С. МАМЕДОВ,

зам. декана факультета гуманитарных и социальных наук

Владимирского государственного университета

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПРАВА НА НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ В РОССИИ

Личные права и свободы являются одной из основ правового государства. Тот или иной объем личных прав и свобод человека и гражданина, а также законодательно закрепленных их гарантий может характеризовать существующий в государстве политический режим как демократический или, напротив, авторитарный или тоталитарный. Наличие определенных личных прав и свобод человека и гражданина может также служить показателем уровня развития данного государства.

Традиционно считается, что естественные права и свободы человека, такие, как право на жизнь, неприкосновенность жилища, тайну переписки, не даруются государством, а принадлежат человеку с его рождения. Такие права и свободы государство может лишь признать и закрепить законодательно1.

Н.П. Лепешкина отмечает, что личная неприкосновенность представляет собой основу взаимоотношений между личностью и обществом, гражданином и государством, правовой режим, исключающий необоснованное стеснение, ущемление прав и свобод личности2.

В России долгое время господствовала идеология, отрицавшая все личное и частное. В обществе формировалось негативное отношение не только к частной собственности, но и к тайне частной жизни. На первый план всегда ставились государственные и общественные, т. е. публичные интересы. В советское время человек рассматривался как часть общества. Со сменой политического режима в начале 90-х годов XX в. открылось долгое время существовавшее противоречие между провозглашенными принципами жизни общества и реальными потребностями каждого человека. Начался переход к модели общества, где частный интерес не отрицается, а лишь ограничивался другими частными интересами.

В связи с этим значительно возросла актуальность проблематики прав и свобод человека и гражданина, неприкосновенности частной жизни. О признании этого вопроса приоритетным для государства свидетельствует не только закрепление в Конституции Российской Федерации 1993 г. соответствующих положений, но и учреждение должности Уполномоченного по правам человека.

Целью данной статьи является рассмотрение становления и развития права на неприкосновенность частной жизни. В.С. Нерсесянц определяет права человека как нормативную форму взаимодействия людей, упорядочения их связей, координации их поступков и деятельности, предотвращения противоречий, противоборства, конфликтов, нормативно формулирующих те условия и способы жизнедеятельности людей, которые объективно необходимы для обеспечения нормального функционирования индивида, общества, государства1. Исторический анализ позволит не только увидеть причины возникновения и ход развития концепции права на неприкосновенность частной жизни, но и при последующем анализе действующего правового регулирования связанных с этим правом отношений увидеть определенные недостатки и возможные пути реформирования и оптимизации правового регулирования некоторых сфер общественных отношений.

История возникновения и эволюция права на неприкосновенность частной жизни неразрывно связана с появлением и эволюцией прав человека. Возникновение идеи прав человека относят к V–VI вв. до н. э. и связывают с часто повторяющимися и многократно воспроизводимыми актами деятельности людей2. Следовательно, наиболее логичным методом исследования становления и развития права на неприкосновенность частной жизни как одного из естественных прав человека является исторический анализ. Наиболее логичным представляется последовательное рассмотрение становления и развития права на неприкосновенность частной жизни в России в соответствии с общепринятой хронологией: Древнерусское государство, Московское царство, Российская империя, советский период, Российская Федерация. Такая периодизация традиционна для отечественной истории и основана на качественных переменах в государственном и общественном устройстве. При этом важно рассматривать становление и развитие права на неприкосновенность частной жизни в России в контексте общемировой истории, что позволит провести не только исторический, но и сравнительный анализ.

Временем зарождения Древнерусского государства традиционно считается IX век1. Несмотря на то, что первыми источниками древнерусского права считаются обычаи и княжеское законодательство, наиболее значимым источником и крупным памятником древнерусского права признается Русская Правда2. Русская Правда носит в высокой степени казуистичный характер и не знает таких абстрактных понятий, как права человека, собственность3. В Русской Правде условно выделяют разделы, посвященные гражданскому праву, уголовному праву и процессу. Правовую защиту неприкосновенности частной жизни в Русской Правде можно рассматривать через нормы уголовного права. Такие права, как право на жизнь, на личную неприкосновенность, на честь и достоинство, право собственности, гарантировались путем установления санкций за их нарушение. В частности, ст. 23 Русской Правды (Пространная редакция) установлено, что «Аже кто ударитъ мечемъ, не вынез его, или рукоятию, то 12 гривен продажи за обиду»1. Следует обратить внимание, что предметом правонарушения в данном случае является не физическое здоровье пострадавшего, а его честь и достоинство, что также входит в понятие неприкосновенности частной жизни. Зачатки права на неприкосновенность частной жизни можно увидеть не только в законах, но и в политико-правовой мысли того времени. Например, Владимир Мономах, защищая интересы мирного населения, наставляет князей в «Поучении»: «Не давайте воинам ни своим, ни чужим вред причинять селам и посевам их — да не проклянут они вас», — и устанавливает, таким образом, ответственность воинов перед мирным населением и одновременно определенные гарантии неприкосновенности частной жизни2.

В этот период в Англии в результате противостояния монарха, баронов и рыцарей была принята знаменитая Великая хартия вольностей 1215 г., с которой связывают первые шаги к правовому закреплению прав человека. Особое место занимает ст. 39 Великой хартии, предусматривающая возможность применения наказания к свободным людям по законному приговору и по закону страны3.

Следует особо отметить, что на объем личных прав и свобод человека в России в период становления централизованного государства, как, впрочем, и в последующие периоды, до XX в., большое влияние оказывала принадлежность к тому или иному классу. Общество в Московском государстве часто называют сословным, однако М.Ф. Владимирский-Буданов считает, что, как государство, безусловно монархическое (самодержавное), Московское государство «не допускало развития сословных прав в ущерб общегосударственным», и потому называет Московское государство с разделением населения на классы: служилые люди и тяглые люди4. Еще одной особенностью правового статуса человека и подданного в Московском государстве было так называемое право привилегий. Конкретного перечня личных прав для служилых и тяглых людей не устанавливалось, однако их права и интересы имели разную ценность для государства и степень защиты. Например, «право на охранение чести неодинаково для разных разрядов служилых лиц (Суд. 1550 г., ст. 26; Улож. ц. А.М., Х. 90 и сл.): «бесчестие» (денежный штраф за оскорбление служилых лиц) соразмеряется с денежным жалованием или величиной доходов от кормления «по книгам» (в которых исчислялись эти доходы); низшие разряды служилых лиц получают «бесчестья» менее гостей и торговых людей гостиной сотни (Улож. Х, 94-95)»1. Аналогичные привилегии для определенных категорий людей содержались и в уголовном праве.

Следующим шагом к законодательному признанию прав человека в Англии стал акт Хабеас корпус 1678 г., который ввел понятие «надлежащая процедура», установил гарантии неприкосновенности личности, принцип презумпции невиновности и другие важнейшие для защиты прав личности положения, а в 1689 г. был принят Билль о правах, утвердивший в Англии конституционную монархию2. Это свидетельствует о значительном отрыве и опережении в развитии правого регулирования отношений, связанных с неприкосновенностью частной жизни.

В период империи право привилегий сохранилось. Из прежних классов служилых и тяглых людей сформировались сословия — дворянство, духовенство, горожане и крестьяне. Привилегии дворянства в части права на неприкосновенность частной жизни увеличились. Грамотой на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства (Жалованная грамота дворянству) от 21 апреля 1785 г. дворянам был предоставлен ряд гарантий в числе личных прав. Так, дворяне не могли быть произвольно лишены дворянского достоинства, чести, жизни, не могли быть подвержены телесному наказанию3. Духовенство было в высокой степени закрытым сословием, и личным правам его представителей особенного внимания не уделялось. Население городов было разделено на гильдии и в зависимости от этого имело тот или иной объем личных прав4. Крестьяне по-прежнему оставались самым обделенным в части права на неприкосновенность частной жизни. Более того, саму частную жизнь крепостные крестьяне обрели только после издания Манифеста от 19 февраля 1861 г. о всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей и об устройстве их быта1.

Для сравнения с историей зарубежных стран следует отметить, что в 1776 г. Томас Пейн и Томас Джефферсон подготовили Декларацию прав Вирджинии, провозгласившую, что все люди по природе являются в равной степени свободными и независимыми и обладают определенными прирожденными правами, которых они не могут лишиться и лишить своих потомков. Декларация стала первым государственным определением прав человека и первым признанием государством значимости и независимости отдельного человека (индивида). Идеи Декларации прав Вирджинии были развиты в Декларации независимости 1776 г., провозгласившей: «Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода, стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются государства, черпающие свои законные полномочия в согласии управляемых»2. Вскоре Конституция США была дополнена Биллем о правах (первые десять) поправок, принятым в 1789 г., закрепившим важнейшие политические и личные свободы. «Поскольку Билль о правах исходит из концепции естественных прав, его формулировки носят запретительный характер, они запрещают ограничивать права и свободы, которые презюмируются»3.

Во Франции на основе идей Ж.Ж. Руссо и Ш. Монтескье в 1789 г. была создана Декларация прав человека и гражданина, провозгласившая, что люди рождаются свободными и равными в своих правах, что цель всякого политического союза — обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека — свободы, собственности, безопасности и сопротивления угнетению, а также установившая презумпцию невиновности, свободу совести, выражения мнений, печати, гарантии личных и иных прав граждан1.

Следующим этапом в развитии права на неприкосновенность частной жизни в России стала реформа государственного управления 1905 г. Принципиально важным стал Манифест от 17 октября 1905 г. об усовершенствовании государственного порядка, которым населению были дарованы «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов»2.

Первая в истории России Конституция была принята 10 июля 1918 г. V Всероссийским съездом советов. Она провозгласила новую, классовую, пролетарскую демократию, но только для трудящихся, в результате чего гражданских прав лишились 5 млн человек3. Статья 22 Конституции РСФСР, «признавая равные права за гражданами независимо от их расовой и национальной принадлежности, объявляет противоречащим основным законам Республики установление или допущение каких-либо привилегий или преимуществ на этом основании, а равно какое бы то ни было угнетение национальных меньшинств или ограничение их равноправия»4. Однако прогрессивной в части права на неприкосновенность частной жизни Конституцию РСФСР 1918 г. назвать нельзя. Несмотря на то что она провозглашала даже свободу совести, она ограничивала граждан в таких правах, как право на труд, и превращала его в обязанность, лишая гражданина свободы.

Конституция СССР от 31 января 1924 г. почти не уделяет внимания личным правам граждан. Конституция РСФСР от 11 мая 1925 г. в части регулирования личных прав и права на неприкосновенность частной жизни осталась на уровне Конституции РСФСР 1918 г.

Конституция СССР от 5 декабря 1936 г. стала первой Конституцией, в которой был закреплен широкий перечень личных прав и свобод. Утвержденная 21 января 1937 г., Конституция РСФСР по содержанию была преимущественно идентична Конституции СССР 1936 г. Безусловно, расположение положений о правах и обязанностях граждан в конце Конституции 1936 г. говорит о том, что для государства они отнюдь не играли большой роли. Однако само закрепление таких прав, как свобода совести (ст. 124), неприкосновенность личности (ст. 127), неприкосновенность жилища и тайна переписки (ст. 128), имеет большое значение1. «До 1936 года охрана личной жизни граждан, тайна переписки были предметом текущего уголовного и уголовно-процессуального законодательства»2. Отличительной особенностью является и то, что «Конституция не ограничивалась формальным фиксированием прав граждан, а переносила центр тяжести на вопрос о гарантиях этих прав, на средства их осуществления»3. При этом нормы Конституции СССР 1936 г., очевидно, свидетельствуют о рецепции права habeas corpus, что «положило начало процессу трансформации указанных прав с учетом того, что правовая норма была перенесена на совершенно новую почву, а следовательно, не могла не приобрести несколько иное содержание»4.

Подобный подход к регулированию личных прав человека в целом соответствует социалистической концепции, принятой в современном Китае, смысл которой заключается в отвержении понятия естественных прав и связывании правового статуса личности с природой общества и государства5. Особенно остро такой подход чувствуется в контексте рассмотрения использованных в то время способов обеспечения государственной безопасности. Так, например, Ю.И. Стецовский обращает внимание на то, что в Приказом НКВД СССР от 29 декабря 1939 г. было предписано стенографировать все без исключения международные телефонные разговоры сотрудников иностранных посольств и иностранных корреспондентов, а также решением директивных органов была введена цензура всей входящей и исходящей международной корреспонденции1. Не только международные связи контролировались органами государственной безопасности, внутри государства «большое место в контроле над человеком и обществом отводилось деятельности по использованию осведомителей»2. Несмотря на очевидное нарушение такой практикой права на неприкосновенность частной жизни, подобные действия оправдываются государствами как необходимые меры обеспечения безопасности. Например, «после террористического акта 2001 г. в США приняты законы (Патриотический акт и др.), ограничивающие в целях борьбы с терроризмом права граждан, и созданы федеральные органы (Управление безопасности отечества), которые, наряду с ФБР, наделены правом прослушивать телефонные разговоры, ограничивать свободу слова и др. Они вправе арестовывать подозрительных иностранцев без предъявления ордера, обыскивать жилища граждан в их отсутствие, проверять личные данные служащих…»3.

23 марта 1976 г. в отношении Союза ССР вступил в силу Международный пакт от 16 декабря 1966 г. о гражданских и политических правах, в ст. 17 которого предусмотрено, что никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию и каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств4. Конституция СССР от 7 октября 1977 г. была принята под влиянием этого международного пакта и существенно расширяла совокупность прав и свобод граждан. 12 апреля 1978 г. была принята новая Конституция РСФСР, которая почти полностью копировала Конституцию СССР 1977 г., так же как Конституция РСФСР 1937 г. копировала Конституцию СССР 1936 г.

Статьями 54–56 Конституции СССР 1977 г. гражданам СССР были гарантированы неприкосновенность личности, жилища, а также охрана законом личной жизни, тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений. В ст. 57 Конституции СССР 1977 г. было оговорено, что уважение личности, охрана прав и свобод граждан — обязанность всех государственных органов, общественных организаций и должностных лиц. При этом важно отметить, что, в отличие от Конституции СССР 1936 г., раздел «Государство и личность» в Конституции СССР 1977 г. расположен в ней под номером II следом за разделом «Основы общественного строя и политики СССР»1, что говорит о демонстрации, по крайней мере, повышения важности для государства правового регулирования статуса отдельного человека и гражданина.

«В резолюциях XIX партийной конференции было признано, что советское право, по существу, служило не обществу, а государству, являясь тем инструментом, который позволял государству проводить свою политику и защищать всемогущество его администрации»2. Основным недостатком советских конституций был разрыв между закрепляемым ими правовым регулированием и реальностью. Всерьез о гарантированной государством праве на неприкосновенность частной жизни при господствующей идеологии приоритета коллективного интереса говорить нельзя. Ситуация стала меняться лишь с началом демократических реформ конца 80 х — начала 90-х годов XX века и принятием Конституции от 12 декабря 1993 г. Человек, его права и свободы впервые в России были признаны высшей ценностью3; Российская Федерация объявлена социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ч. 1 ст. 7 Конституции РФ). Впервые в Конституции был закреплен такой широкий перечень прав и свобод человека и гражданина. Впервые эти права и свободы были признаны не только за гражданами, но и за всеми людьми в Российской Федерации. Право на неприкосновенность частной жизни получило еще более широкую трактовку. Одной из самых важных гарантий является закрепление в Конституции РФ 1993 г. указанных выше положений как основ конституционного строя Российской Федерации и невозможности их изменить иначе, как в специально установленном Конституцией порядке (ч. 1 ст. 16, ст. 64 Конституции).

Право на неприкосновенность частной жизни относится к первому поколению прав человека. Обычно это право подразумевает физическую неприкосновенность, гарантии физической свободы и невозможности ее ограничения иначе, как по решению суда, а также тайну персональных данных человека, охрану сведений о нем самом, о месте его жительства, о его жизни и здоровье, о его семье1.

Право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность гарантирует ст. 3 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.2 Статьей 12 указанной Декларации установлено, что никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

Право человека на свободу и неприкосновенность частной жизни также закреплено в ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, заключенной в Риме 4 ноября 1950 г.3 В некоторых бывших республиках Союза ССР право на неприкосновенность частной жизни, тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений дополнительно закреплено в ст. 9 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека, заключенной в Минске 26 мая 1995 г.1

«Качественный скачок в плане расширения содержания частной жизни произошел вследствие распространения на Россию юрисдикции Европейского Суда по правам человека»2. Решения Европейского Суда имеют для России прецедентное значение, т. е., вынося свои решения, суд исходит из того, что российские судебные органы будут впредь опираться на них при рассмотрении аналогичных дел3.

Наиболее известны следующие дела, рассмотренные Европейским Судом по правам человека:

— дело «Смирновы против России», в ходе рассмотрения которого было установлено, что изъятие паспорта представляет собой длящееся вмешательство в частную жизнь заявителя4;

— дело «Знаменская против России», в ходе которого вмешательством в частную жизнь была признана невозможность для матери указания происхождения ребенка, рожденного в браке от другого мужчины, поскольку российское законодательство не предусматривает такой возможности5.

Наиболее часто в Европейский Суд по правам человека обращаются лица, в отношении которых была принята мера пресечения в виде содержания под стражей, например:

— дело «Менешева против Российской Федерации»6;

— дело «Корчуганова против Российской Федерации»1;

— дело «Долгова против Российской Федерации»2.

Необходимо обратить внимание на то, что Европейский Суд по правам человека шире рассматривает понятие права на неприкосновенность частной жизни. В частности, Европейский Суд устанавливает наличие частной жизни «применительно к данному случаю», т. е. исходит из того, что в определенных обстоятельствах данные отношения подпадают под признаки частной жизни, тогда как отечественные суды исходят из статичного представления о толковании норм о частной жизни3.

Например, ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, заключенной в Риме 4 ноября 1950 г., устанавливает право каждого на уважение его личной и семейной жизни4. Российское законодательство гарантирует лишь неприкосновенность и тайну частной и семейной жизни: в соответствии со ст. 23 Конституции России каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени; в соответствии со ст. 150 Гражданского кодекса Российской Федерации к нематериальным благам относятся неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайну; ст. 137 Уголовного кодекса Российской Федерации устанавливает ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни.

«Таким образом, российское законодательство ориентировано лишь на защиту тайны личной и семейной жизни и не предусматривает защиту права частной жизни, когда это не связано с нарушением ее тайны»5. Это демонстрирует отставание развития Российской Федерации в вопросах правового регулирования неприкосновенности частной жизни. Необходимо вносить изменения в действующее законодательство, развивающее положения Конституции Российской Федерации, чтобы право на неприкосновенность частной жизни получило более широкую трактовку и дополнительные гарантии. Возможно, эти положения целесообразно закрепить в отдельном федеральном законе. В Российской Федерации приняты федеральные законы от 30 апреля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка»1 и от 30 апреля 1999 г. № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации»2. Однако до сих пор не принят федеральный закон «О гарантиях прав и свобод человека в Российской Федерации», который способствовал бы достижению Российской Федерацией уровня развитых зарубежных стран в области правового регулирования прав и свобод человека и гражданина.

Право на неприкосновенность частной жизни закреплено в Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом Российской Федерации 22 ноября 1991 г.3 Основу правового регулирования неприкосновенности частной жизни, как и любых других правоотношений, составляет и Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. В преамбуле Конституции указывается, что многонациональный народ Российской Федерации принимает ее, утверждая права и свободы человека. Статьей 2 Конституции Российской Федерации определено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав человека и гражданина — обязанность государства.

Статья 7 Конституции декларирует, что Российская Федерация является социальным государством, политика которого направлена на создание условий, направленных на достойную жизнь и свободное развитие человека. В соответствии со ст. 18 Конституции права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. И, наконец, статьи 22 и 23 Конституции гарантируются право на свободу и личную неприкосновенность, право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени человека. Кроме того, в ч. 1 ст. 24 Конституции Российской Федерации установлен запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.

Статьей 25 Конституции установлен запрет на проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения и гарантирована, таким образом, охраняется неприкосновенность жилища. Следует обратить внимание на последовательность в перечислении прав и свобод человека и гражданина. Неприкосновенность жилища отделена логически от неприкосновенности частной жизни положением о запрете на сбор персональных данных человека без его согласия, тогда как в соответствии с международной практикой право на неприкосновенность жилища является составной частью права на неприкосновенность частной жизни. В связи с этим целесообразно внести изменения в Конституцию России.

Право на неприкосновенность частной жизни — субъективное право, принадлежащее исключительно человеку. Право на неприкосновенность частной жизни в понимании действующего законодательства Российской Федерации не может принадлежать организации1.

Следует особо отметить, что даже в случае введения на территории Российской Федерации или в ее части чрезвычайного положения право на неприкосновенность частной жизни не подлежит ограничению2. Это позволяет относить право на неприкосновенность частной жизни к категории особо охраняемых прав человека на территории Российской Федерации. «Этим правом обладают все лица, включая несовершеннолетних и душевнобольных, хотя бы свобода и неприкосновенность эти лиц может быть ограничена до известных пределов их родителями, опекунами, но только на законных основаниях в целях надлежащего воспитания, охраны жизни, здоровья, прав детей и душевнобольных»1.

Об особой охране права неприкосновенности частной жизни свидетельствуют и положения Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающие наказание за нарушение этого права. В статье 137 УК РФ установлено наказание в виде штрафа до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо в виде обязательных работ на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительных работ на срок до одного года, либо ареста на срок до четырех месяцев за незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 10 ГПК РФ сторона по делу вправе ходатайствовать о проведении закрытого судебного заседания, ссылаясь на неприкосновенность частной жизни, а в соответствии со ст. 5 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»2 органы (должностные лица), осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, при проведении оперативно-розыскных мероприятий должны обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции. Аналогичный принцип закреплен для государственной судебно-экспертной деятельности, сформулированный в ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»3: «Государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется при неуклонном соблюдении равноправия граждан, их конституционных прав на свободу и личную неприкосновенность, достоинство личности, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени, а также иных прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации». Помимо простого закрепления личных прав человека и гражданина, это еще и установление важнейших гарантий при проведении органами государственной власти определенных процедур, от правильности которых зависит законность окончательного результата.

«Законодатель, определяя в отраслевом законодательстве отдельные механизмы реализации права на неприкосновенность частной жизни, использует такое понятие как «тайна». …Государственные, коммерческие, профессиональные, личные тайны — это самостоятельные гарантии неприкосновенности частной жизни, для каждой из которых характерны свои механизмы и средства осуществления и защиты»1. В связи с этим принципиальное значение для правового регулирования имеют изменения, внесенные в Федеральный закон от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи»2, а также принятие Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации»3 и Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»4.

Абзацем 4 п. 2 ст. 26 Федерального закона от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» установлена ответственность за использование записи сигналов контролируемых источников излучения, осуществляемой в рамках радиоконтроля, в иных целях, кроме как в качестве доказательства нарушения порядка использования радиочастотного спектра. Такая запись должна быть уничтожена в установленном законодательством Российской Федерации порядке. В противном случае это будет рассмотрено как нарушение неприкосновенности частной жизни, личной, семейной, коммерческой и иной охраняемой законом тайны.

Подпунктом 7 ст. 3 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации» гарантирована неприкосновенность частной жизни, недопустимость сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия. Для обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных, в том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, был принят Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»1. Проблемой, однако, в данном случае становится специфичность информации, состоящая в том, что при незаконной передаче информации ее невозможно вернуть законному обладателю, как обычную вещь. Информация легко копируется и, попав в чужие руки, остается известной незаконному владельцу даже после применения предусмотренных законом санкций. Таким образом, единственной реальной гарантией сохранности информации является добросовестность людей, имеющих к ней доступ в силу своих служебных обязанностей. Следовательно, больше внимания следует уделять мотивированию этих людей к честному и порядочному поведению.

Право на неприкосновенность частной жизни неоднократно становилось предметом рассмотрения судебных органов. Например, Верховный Суд Российской Федерации рекомендует Верховным судам субъектов Федерации, военным судам округов, групп войск, флотов и видов Вооруженных Сил незамедлительно рассматривать материалы, подтверждающие необходимость ограничения права гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; по результатам рассмотрения материалов выносить мотивированное постановление о разрешении провести оперативно-розыскные или следственные действия, связанные с ограничением права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений или с проникновением в жилище, либо об отказе в этом2.

В Определении от 14 июля 1998 г. № 86-О по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что в силу взаимосвязанных положений ст. 1, 2, 6, 8 и 10 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционное право человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров и иных сообщений, а также право на неприкосновенность жилища, допускается лишь при наличии информации о подготавливаемом, совершаемом или совершенном уголовно-наказуемом деянии, т. е. преступлении (более того, в соответствии с частью четвертой ст. 8 названного Федерального закона прослушивание телефонных и иных переговоров допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях); если же в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия обнаруживается, что речь идет не о преступлении, а об иных видах правонарушений, то дело оперативного учета должно быть прекращено1.

Правовое регулирование отношений, связанных с неприкосновенностью частной жизни, как это следует из приведенного выше анализа действующего законодательства и судебной практики, недостаточно полно закрепляет и гарантирует право на неприкосновенность частной жизни. Основная причина этого кроется в длительном господстве коллективистской идеологии и отношения к личности как части общества, а не индивиду. В период монархии человек рассматривался как подданный, и о неприкосновенности его личной жизни в современном понимании речи не шло. В советский период человек рассматривался исключительно как единица коллектива, и его частная жизнь была достоянием всего общества. Теперь даже «информация, затрагивающая неприкосновенность частной жизни лица и ставшая известной на законных основаниях другим лицам, должна охраняться: в режиме профессиональной тайны (если она получена ими исключительно в силу исполнения своих профессиональных обязанностей, не связанных с государственной или муниципальной службой) и в режиме служебной тайны (если она получена представителями государственных органов или органов местного самоуправления в силу исполнения своих служебных обязанностей в случаях и порядке, установленном законом)»1. Очевидно, должна пройти смена поколений, чтобы коллективистский подход к частной жизни человека сменился отношением к человеку как индивидуальной личности, чьи права и свободы ограничены только правами и свободами других лиц.

Основные проблемы, на которые необходимо обратить внимание, — недостаточный объем содержания права на неприкосновенность частной жизни, в связи с чем возникают определенные трудности при обращении граждан Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека. Проблемной областью также является право на неприкосновенность частной жизни лиц, находящихся в местах лишения свободы. Ограничение свободы в связи с отбытием наказания вовсе не означает отнятия у них права на неприкосновенность частной жизни. Однако частота и процентное соотношение обращений в Европейский Суд по правам человека именно этой категории граждан свидетельствуют об определенных недостатках в правовом регулировании этой сферы общественных отношений. И еще одна большая проблема заключается в обеспечении информационной безопасности граждан Российской Федерации, что также является составной частью обеспечения права на неприкосновенность частной жизни. С развитием информационных технологий информация стала более удобна в использовании и одновременно более доступна. Однако определенная часть информации по-прежнему тайна, охраняемая государством, и не должна находиться в открытом доступе. Тем не менее общеизвестно, что компьютерные базы с персональными данными граждан Российской Федерации в настоящее время часто похищаются и могут быть приобретены любым заинтересованным лицом без ведома человека, информация о котором содержится в этих данных, и без ведома государственных органов, которым в обязанность вменяется контроль над распространением такой информации. Наиболее логичным выходом из такой ситуации представляется комплекс мер по реформированию правового регулирования этих общественных отношений (усиление ответственности за преступления в сфере информации) и совершенствование технического оснащения государственных органов с целью повышения информационной безопасности их деятельности.

На основании проведенного исторического и сравнительного исследования права на неприкосновенность частной жизни в России и ряде зарубежных стран необходимо сделать следующие выводы:

1. Рассматривать становление и развитие права на неприкосновенность частной жизни в России необходимо в порядке общепринятой хронологии и в контексте мировой истории, чтобы проводить одновременно исторический и сравнительно-правовой анализ. В истории становления и развития права на неприкосновенность частной жизни можно выделить следующие этапы:

— становление Древнерусского государства;

— образование Московского царства;

— период империи;

— ХХ век после принятия Конституции РСФСР 1918 г. с разделением на подэтапы, соответствующие датам принятия Конституций СССР 1924 г., 1936 г. и 1977 г.;

— современный период после принятия Конституции Российской Федерации 1993 г.

Каждый из этих периодов отражает определенное состояние в развитии государства и общества, а их последовательное рассмотрение демонстрирует поэтапное развитие права на неприкосновенность частной жизни как одного из важнейших показателей уровня развития современного государства.

2. Поскольку исторически в России формировалось отношение к человеку как части коллектива, права и свободы человека складывались исходя из значимости человека для государства. Этот подход особенно ярко выражен в период становления русского государства и продолжает существовать до сих пор в форме так называемого права привилегий. Люди, занимающие в государстве определенные должности либо имеющие для государства особое значение вследствие своих личных качеств, специальных знаний, традиционно обладают более широким кругом личных прав и более сильной защитой этих прав по сравнению с основным населением страны.

3. В силу особенностей формы государства Россия существенно отстала от развитых стран в вопросе правого регулирования личных прав человека и в том числе права на неприкосновенность частной жизни. Из исторических примеров видно, что большинство достижений Англии, Франции и США в области признания и законодательного закрепления права на неприкосновенность частной жизни стали доступны в России только во второй половине XX в. Вследствие этого, право на неприкосновенность частной жизни в России по содержанию значительно ýже, чем во многих развитых зарубежных государствах. Необходимо закрепить в отдельном федеральном законе изменения, развивающие положения Конституции Российской Федерации о праве на неприкосновенность частной жизни и расширяющие его объем. Федеральный закон «О гарантиях прав и свобод человека в Российской Федерации» будет способствовать достижению Российской Федерацией уровня развитых зарубежных стран в области правового регулирования прав и свобод человека и гражданина.

4. Право на неприкосновенность частной жизни неоднократно закреплялось в международных правовых актах, ратифицированных подавляющим большинством государств мира. Поскольку в России установлен приоритет международного права перед внутригосударственным, принципиальное значение имеют решения Европейского Суда по правам человека. Статистические данные об обращениях граждан Российской Федерации и рассматриваемых в Европейском Суде по правам человека делах служат показателем наличия во внутригосударственном законодательстве России определенных недостатков и пробелов, порождающих ущемление права на неприкосновенность частной жизни. Из практики Европейского Суда по правам человека, а также из судебной практики российских судов видно, что основными проблемами в России являются недостаточные гарантии права на неприкосновенность частной жизни для лиц, находящихся под следствием, и лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, а также узкое толкование права на неприкосновенность частной жизни по сравнению с международным правом и национальным правом большинства развитых зарубежных государств.

скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Становление и развитие права на неприкосновенность частной жизни в россии
327.66kb.
Тематика курсовых работ методологические проблемы конституционно-правовой науки
28.36kb.
Частная жизнь, ее неприкосновенность и право: соотношение понятий
121.22kb.
Цибульникова Виктория Евгеньевна становление и развитие теоретико-методологических основ внутришкольного управления в отечественной педагогике
476.12kb.
Работы актуальна потому, что стремление России создать правовое государство, интенсивное развитие ее связей с внешним миром на передний план выдвинуло вопрос соотношения международного и национального права в формирующейся правовой системе
396.51kb.
История права Р. Радуто аспирант кафедры правового обеспечения управленческой деятельности миу мгимо(У) Развитие уголовного права и процесса в России во второй половине XIX в
88.61kb.
Россия накануне преобразований
129.36kb.
Британия является одной из наиболее демократичных стран и по сей день
254.85kb.
Конвенция о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных
191.28kb.
1 – 2 ноября 2011 года Приглашают принять участие в ежегодной научной конференции молодых ученых и студентов
48.26kb.
1. Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы
604.08kb.
Лекция тема14. Основные категории философии права.
241.83kb.